Own darkness.™

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Own darkness.™ > |Ненормальная.




среда, 25 апреля 2018 г.
`95 | The pain is here...| Амели Мур. 17:09:52
Когда я шла по лесной, всей проросшей корнями, песчаной дороге от Швейцар (так называется та небольшая деревушка, до которой ходит один единственный автобус), иногда мне казалось, что деревья перешёптывались за моею спиной.
"Смотри, это та девушка, которая приезжала сюда, когда была ещё совсем маленькой."
"Смотри, теперь она уже минула тот волшебный возраст и совершенно не может слышать нас"
"Смотри, она так поменялась... Стала какой-то другой... Совершенно далёкой..."
Да, действительно.
Я уже и сама забыла, когда в последний раз не только приезжала на места своего далёкого детства, но и гуляла по здешним лесам. Всё теперь уже переставало казаться мне таким до боли знакомым, родным и невероятно близким. Может быть, так получилось из-за того, что цивилизация своим огромным масштабом, не прошла мимо и моей захудалой деревеньки, и теперь же тут, как и в основной черте города, изредка возвышались новые, красивые и дорого поблёскивающие на солнце, дома. Литва всегда была слишком маленькой, чтобы, хотя бы попытаться сохранить в ней ту уютную атмосферу наивной, деревенской жизни, от которой до сих пор в моей памяти так пряно пахнет дикими яблоками, еловыми шишками и парным, коровьим молоком. Когда меня оставляли у деда на деревне на целых три месяца, я совершенно никогда не огорчалась. Город не манил меня своими каменными подмостками, романтическими спальными районами и желанием затусить где-то в центре, оставляя после себя неизгладимый, по своему сумасшедший след. Этого итак у меня было предостаточно, хоть и душой я всегда находилась где-то в лесах. Здесь же, вставая ровно в шесть тридцать утра каждый божий день, я начиналась со струи холодной, но такой освежающей воды, невероятно быстро струящейся из садового шланга. Я начиналась с запахами летней, свежескошенной травы, с пением птиц и гулким звоном, раскачивающихся стальных ворот, на котором к тому времени, уже частенько висела деревенская ребятня, которая звала меня гулять с собой. В леса. В поля. Туда, где нас никто не ограничивал в свободе. Мы строили штабики на ветвистых, мохнатых елях и соснах, а внизу, заботились о кострах, которые постоянно находились под нашим пристальным детским присмотром. Даже тогда, в таком малолетнем возрасте мы все отчётливо понимали, что надо любить, ценить и уважать в лес. Мы запекали картошку в углях с такой же осторожность, с какой частенько проводят операцию самые лучшие хирурги городов. Теперь же, на тех местах, где раньше величественно возвышались наши самодельные скворечники и удивительные, странные постройки, не осталось даже деревьев. Леса за последние несколько лет, срубались и перепродавались с огромной скоростью и поэтому часть моих родных мест, не только стала тесно застроенной различными домами, но и представлялась абсолютно обедневшей, голой и уже давно не внушающей того былого величия, которое запомнилось мне из детства. Или может быть, я просто выросла и теперь мне более уже не кажется всё это насколько исключительно громоздким, большим и до отчаяния могущественным? Я шла по песчаной дороге, изредка отрываясь от своих дум на мимолётные пения птиц. Да, действительно. Я уже совсем большая. И приезжаю сюда, только лишь потому что у меня здесь остались старики, за которыми нужен тщательный, постоянный и такой терпеливый присмотр. Может быть именно поэтому я совсем разучилась слышать этот лес. Разучилась, ибо каменные джунгли с огромной скоростью замуровывают тебя в вечный круговорот важных дел и постоянной работы. Они не дают тебе спокойно жить и дышать. Не дают расслабиться ни на минуту, чтобы ты ни дай бог не вспомнила о чём-то таком далёком, сладком и совершенно свободном, пахнущим свежескошенной травой и немытыми, дикими яблоками.

- Марья, скажи, что написано на том календаре?
- Ба, "икона". Там написано слово "икона".
- Ах, да... Икона... Я постоянно забываю это слово. Спасибо, что ты неустанно повторяешь его мне.
Я слегка вздрогнула, укутывающаяся покрепче в пёстрый плед и уже сидящая, в утопающей в сумерках, комнате. Бабушка лежала на соседней кровати и как-то отрешённо глядела в пустоту. Я никогда не была чувствительная к религиозной тематике, но почему-то от этих её слов мне захотелось во весь голос, пронзительно зарыдать. За окном отрывисто стучал по шиферной крыше, с четырёх часов заладивший, дождь. Печка, расположенная в паре метров от меня, искристо посверкивала отблесками и лучиками на деревянном полу. Я иногда поднималась, подбрасывала, пахнущие свежей еловой смолой, поленья, а затем возвращалась на свою кровать.
Да, я стала совершенно и окончательно взрослой, мимолётно теряя в бесконечном потоке занятости что-то невообразимо важное, интуитивное и родное. Теряя, как теперь постепенно теряю свою бабушку, которая всегда, даже далеко за свои семьдесят лет, всё ещё умела слышать то, о чём говорили ей лесные деревья.

Амели.

­­


Категории: |Memories, |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Постепенно., |Я.
Прoкoммeнтировaть
четверг, 30 ноября 2017 г.
`89 | Madness in night... | Амели Мур. 00:08:02
Ну, наконец-то.
Меня отпустило.
Из этих нескольких, утопающих в боли, дней, тянущихся вереницей воспоминаний, ностальгией и желанием всё вернуть.
Всё исправить.
Отпустило. Я почти не помню, что было со мной. Помню только по ощущениям. Через нескончаемые слёзы и боль.
Да, конечно, всё не могло для меня закончится просто так. Я была бы кем-то другим, если бы после стольких натяжных дней, когда я отважно держала голову и нос по ветру, я не дала бы тотальную, беспробудную и слишком глубокую слабину. Я была бы кем-то другим, если бы просто на всё забила и в ужасе не просыпалась по ночам, при этом чуть ли не залезая на стены.
Я была бы кем-то другим, если бы не дала моему сумасшествию дотронуться до себя.
Снова.
Изрыгая стоны, задыхаясь слезами, закутываясь в подушки, проводя бессонную ночь в немом консилиуме своих "любезных" дам, которые в этот раз виновато молчали, опустив глаза в пол.
На этот раз рыдала я, а не кто-то другой. Ни Моргана, ни Амелия, ни даже Алесса. Я и только я. До отчаянной хрипоты в лёгких, до боли в груди и спине, до изнеможения.
Я давно так не рыдала. Обычно всё всегда заканчивалось молчаливым спихиванием ответственности на кого-то другого внутри себя. И эту боль выносили другие. А сейчас... Я впервые осмелилась принять это всё на себя. Впервые сказала себе, что хватит постоянно увиливать от этого, хватит потакать своему собственному сумасшествию, ведь если ты снова попытаешься спрятаться, то так и не научишься жить свободно.
Никогда.
Дамы молчали, не найдя слов утешения. Я даже заметила у нескольких из них слёзы в глазах, которые словно бы застыли в немом оцепенении.
- Теперь ты почувствуешь то, что многие годы испытывала я...
Алесса была рада такому положению и исходу событий. Она единственная наблюдала за моей истерикой в немом благоговении и продолжала питаться всем тем, что раз за разом выходило из меня.
Боль и страдания.
Страдание и боль.
Невероятное отчаяние. Такое чёрное, такое вязкое и густое, что если бы я верила в Библию и то, что там написано, непременно бы сказала, что это всё и называется грехом.
Я никогда не думала, что это настолько больно - взять всю ответственность только на себя.
Я также никогда не думала, что смогу в одиночку вынести всё это. Всё это, копившееся во мне, годами, отходящее на второй план и формирующее самую тёмную сторону во мне из всех самых ужасных сторон. Наверное, это сродни многочисленному обстрелу тебя, но при этом, понимая и принимая всю свою способность чувствовать, весь болевой порог и бессмертие. Ты не можешь умереть, но и не чувствовать боль, от врезающихся в кожу, пуль, ты тоже не можешь. Мне кажется, что я даже пару раз теряла сознание, а потом приходила в себя и это начиналось заново. И продолжалось... Нон-стопом... Не давая мне принять пищу и спать. Не давая мне даже подняться с кровати, потому что даже это было слишком болезненно. Я проебала работу, проебала всё, что можно было проебать в эти дни, не отвечая на звонки, мельком, приходя в сознание, порой отписывая что-то невнятное на чьи-то пришедшие смс. А потом...
Я просто проснулась.
Сегодня утром.
И поняла что слёз и эмоций просто не осталось. Что внутри образовалась огромная, чёрная, всасывающая всю меня во внутрь, воронка, которая просто напросто кишит пустотой. Ко всему.
Я машинально, как робот, оделась, собрала вещи и пошла на работу, а вечером чуть не совершила ужасную ошибку, просто потому что думала, что мне уже всё равно.
Но, Мироздание... Оно не оставляет меня. Какой бы сукой оно ни было, но в нужные моменты, оно почему-то считает нужным и правильным меня уберечь. В этот раз получилось точно также. Я не знаю, сколько ещё мне придётся принять на себя, но теперь, кажется, я готова...
Готова сказать себе:
- Прости...
И в ответ услышать:
- Прощаю.

Амели.

­­


Категории: |Магдалена, |Не стерпимая боль., |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Сайлент Хилл
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 20 ноября 2017 г.
`87 | Winter is coming? | Амели Мур. 23:07:17
Есть определённый мужчина, который способен свести меня с ума.
Да, да.
Вы не ослышались.
Всё именно так.
Он появился в моей жизни слишком внезапно, чтобы я успела всё адекватно оценить и правильно среагировать. Внезапно, но предсказуемо. И это также стало ключевым моментом моего милого, временного и упрямого помешательства, в котором я не хочу признаваться даже сама себе. Ведь, стоило мне попросить Мироздание, даже в шутку, как оно приняло всё это за серьёзную, чистую, одну, цельную монету и ответило мне косым ударом в бок.
- Только не думай, что раз ты попросила, всё достанется тебе слишком легко.
- Я знаю.
Знаю, что ничего не бывает спроста...

Он похож на один огромный, массивный, нескончаемый сгусток силы. Внешней и внутренней. Единой и не рушимой. Такими были люди встарь. Такими теперь описывают мужчин только в книгах. Рыцарская честь, непреодолимая, непоколебимая, не рушимая. Стальные нервы и упорное умение идти вперёд, не оборачиваясь на искушения. Я вижу цель и иду к ней. Только холодный расчёт. Только, крепко сжимая, упругую рукоять топора, в могучей руке. Ему легко подчиняются женщины. Практически все до единой. Женщинам вообще мало нужно, чтобы влюбиться и потерять голову. А для нас, таких осушенных этой сложной, тлетворной и дрейфующей, эпохой вечных запутанностей, неясностей и трудностей, хватает лишь малейшего проявления той самой огромной мужской силы давних предков, хоть в ком-то, чтобы просто и окончательно потерять голову. Раз и навсегда.
Ещё с самых первых слов нашего знакомства, я начала сравнивать его с богатырём, а того и гляди, с викингом. Густая борода, огромные, широкие плечи, массивная спина и руки. Мужские руки всегда были какой-то особенной слабостью для меня. Наверняка, поэтому мне сразу захотелось съёжиться, когда мы только-только встретились. Я, привыкшая держать строгое лицо и позволять себе в присутствии других только проявление силы, почувствовала себя странным, слабым и рассеянным существом, несущим глупости на каждом слове. И ещё эта удивительная невозможность собраться. Это напрочь выбило меня из состояния постоянной крепкой колеи, из всей моей зоны комфорта и умения вести себя, как надо и как планировалось, в любое время. Меня это напугало. И разозлило. Нет, наверное, разозлило всё таки больше. Ведь, я совсем не привыкла чувствовать себя слабой, беспомощной и глупой. Не привыкла сдаваться и уступать, а здесь... Мне не только представилась возможность ощутить всё это в полной мере на себе, но и хотелось сделать всё это добровольно. Именно сейчас и именно с ним. Все мои части сознания хотели этого. Все мои пятеро дам.
- О, Господи! Боже! Это невероятно! Он совершенной такой, каким мы описывали его в наших "святых" писаниях глубокими ночами! Это именно он! Ошибки быть не может! Совсем! Никак! Абсолютно! Он божественен!
-...и поэтому, он, скорее всего дико самовлюблён и упрям, - хищно улыбнувшись, ввязалась в разговор вторая, рыжая.
- Ну, знаете, братва, это уж лучше всего того, что было у неё до этого индивида! От него, хотя бы веет мужской силой и энергией, чего не скажешь обо всех предыдущих. И если мне не дают свободы выбора в женщинах, то я бы действительно предпочла делить душу и тело именно с таким, как он, а не с теми ущербными хлюпиками, что были до него.
- А, вот баланса в его мире нет, - завела свою старую шарманку Овсянушка: Это отличительно указывает лишь на то, что ему часто делали необратимо больно и он в чём-то сильно разочарован.
- И я даже, скажу вам, дамы, в чём, - надменно протянула рыжая: В любви. В любви и отношениях, дорогие мои. Но при этом, он считает, что любую может затащить в постель, при этом не ощущая никаких чувств, кроме страсти. Хмммм, я думаю, что нужно это исправить самым жестоким образом из всех!
- Марья... Моргана права. Но только без жестокости! А даже наоборот! Нужно доказать ему обратное. Это именно то, что нужно и необходимо сделать! Сначала будет неистово сложно, но потом...
- Потом?... Потом он сделает тебе больно.
Последняя, самая чёрная и мрачная, всегда говорит и напоминает мне о серьёзных последствиях всех моих мимолётных сумасшествий. После неё другие дамы затихли, но я по прежнему читала в них немой призыв, хоть к какому-нибудь действию. Хоть, к какому-нибудь ответу. Хотя бы к сему-нибудь.
- Нет. Ничего не будет. Не в этот раз. - тихо и неприкаянно отвечаю я, отчего вспыхивает мгновенный хаос.
- И правильно. Это до добра не доведёт. Хотя я бы поиграла с ним! Жестоко и самолюбиво! Ведь рушить планы мужчин так приятно!- осторожно, но соблазнительно крысится рыжая.
- Но, это не честно! Ты даже не спросила совета у нас! Даже не попыталась! - заливается слезами серебряная.
- Ну, твоё дело, братуха. Я всё равно больше по бабам. - равнодушно отмахивается третья.
- Я согласна с Амелией, если не попытаешься, то потом точно будешь жалеть. - мягко пытается убедить меня Овсянка.
И лишь одна, пятая, молчит. Та, что чернее черноты во мне. Молчу и я, не отрывая взгляда от дубового пола в том пабе, где в ту минуту сидели рядом мы с ним.
- Этот разговор окончен, дамы. И это моё последнее слово.
Всё затихает. Пятая смотрит на меня своим побелевшим, ссохшимся лицом, из мрачной завесы. И в её глазах я не вижу ничего, кроме усталости, грусти и сожаления. Но, я знаю, о чём она думает. Меня так просто не провести.
- Ты послушала моего совета, хотя почти никогда не делаешь этого. Почему?
Я болезненно ухмыляюсь. Стараюсь не смотреть больше ей в глаза.
- Потому что я знаю, что ты хочешь сделать и что тебе нужно. Страдания и боль? Ты неисправима, Алесса. Я тебя огорчу, он уже успел мне понравится со всеми его тараканами и таинственным нутром. И поэтому... Я не дам причинить ему вред. Ты, ведь этого хочешь от нас всех? Не так ли? Именно поэтому ты ночами нашёптываешь Моргане, чтобы она применила всю свою жестокую магию и попыталась сломать его? Моргана глупа. Ей нужно чувство удовлетворения собой. Она не полноценна и поэтому так жестока и самолюбива к мужчинам. А ты... Ты - другое. Ты хочешь выжить. Не хочешь исчезать из меня и поэтому, тебе нужна боль. Чужая душа и слёзы, которыми ты должна питаться. Потому что... Своих уже недостаточно. Они не радуют тебя. От слова - совсем.
Её бледное спокойное лицо внезапно искажается в ужасной гримасе. Я бы даже осмелилась назвать это улыбкой, если бы не знала, сколько ненависти, злобы и сумасшествия отражено на её устах. Она так ничего и не сказала мне. Просто исчезла. В густой темноте...

А он уже во всю объясняет мне о предстоящих уроках по фехтованию. Рассказывает истории. Про реконструкцию. Мне тяжело смотреть ему в глаза, но я всё равно смотрю.
Если бы у него было тотемное животное, то только медведь. Раньше я думала, что вероятнее всего - волк, но я ещё никогда так не ошибалась. Именно медведь. И никто другой. Он выглядит таким же могучим и мощным. Таким же непробиваемым и мудрым. Таким же далёким и древним, как все наши предки. Он сам говорит о себе, что он шаман. Ведь, кузнец и шаман из одного гнезда. Старая якутская пословица, знаешь ли. Знаешь об этом, ведьма? Знаешь?
Знаю.
Теперь я понимаю, почему мне до сих пор хочется съёжится. Ведь, я всегда неистово боялась медведей. Встретить данного зверя на своём пути в лесу - одно из самых страшных для меня. Он разорвёт тебя в клочья. Не оставит ни одного живого места, даже, если ты такой же массивный, как и он. Даже, если лось твой тотем. Тебя не спасут ни рога, ни скорость, ни вялая возможность спрятаться. Ты просто беспомощен перед ним и остаётся лишь единственная, полагающаяся на удачу, возможность - склонить перед ним голову и уповать на то, что ты останешься в живых. Во всех смыслах. А потом ты замечаешь, что он почему-то не трогает тебя. Смотришь ему в глаза, а глаза добрые. И смотрит он на тебя... По отечески так. По родному как-то. По умному. По другому.
Это странное, кощунственно предательское, ощущение, тогда загорелось во мне и почему-то не отпускает до сих пор. Он сам говорит о себе, что баламут, что куда приходит, там его помнят. И я, вроде бы, знаю все его проделки наперёд, все его мужские повадки, всё его нутро мне показали карты, всю его подноготную выложила интуиция и вот, я уже знаю, во что вляпаюсь, куда попаду, если поддамся, но почему-то все мои убеждения совсем не работают. Вовсе. Как будто произошло слепое замыкание и я теперь сильно заряженный магнит, который неистово тянет к этому огромному куску живой стали. Тянет настолько сильно, что я задыхаюсь в попытках подавить всё внутри меня. Ещё никогда мне не было настолько тяжело себя контролировать. Ещё никто не вытворял со всеми моими подсознаниями того, что вытворяет сейчас он. Одним взглядом. Одним словом или своим присутствием.
Амелия... Но тебе нельзя.
Ты знаешь, почему нельзя. Потому что вы настолько похожи между собой, что это даже похоже на какую-то особую, странную магию. Слишком много подвоха, слишком много соблазна.
Если кто-то из вас сломается, это придётся нести через всю жизнь и ты понимаешь это, как никто другой, моя дорогая Амелия.
Он видит в тебе гончую косулю. Добычу. Его добычу, которую нужно разорвать. Он разорвёт тебя. И ты понимаешь это.
Либо ты уничтожишь его своей непреодолимой, безудержной тьмой.
Этому не бывать, Амелия.
Никогда.
Поэтому... Что бы ни было, как бы дальше не развевались события, ты будешь держаться.
Ты не проиграешь ему.
Не проиграешь себе.
Никогда.
Дай мне клятву.
Сейчас.

Да...
Я понимаю...
Всё понимаю...
И я...
Клянусь.

Амели.

­­


Категории: |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Для друга., |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Я., |Сайлент Хилл
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 11 ноября 2017 г.
`86 | Why I'm working so much? | Амели Мур. 19:14:42
Я наверное очень странная особа.
Я ненавижу съёмные квартиры, брать кредиты и мне постоянно страшно. Страшно от того, что я понимаю - дома у меня нет. И случись со мной что-нибудь необратимое и абсолютно страшное, я знаю - пойти мне совершенно некуда и не к кому. Совсем. Именно поэтому, когда меня все спрашивают, почему я работаю сутками, я невольно улыбаюсь, игриво качаю головой и тихо бормочу о том, что мне просто нужен свой тыл. Хоть какой-нибудь. Пускай даже самый маленький. Именно поэтому, в моей жизни нет места лени и выходным. Именно поэтому, я знаю, что если хотя бы раз дам слабину самой себе, то всё покатиться к чёрту с молниеносной скоростью и приведёт меня к таким последствиям, которые я больше никогда не смогу разрулить.
- Тебе всего-то 23, а ты так беспокоишься о своём будущем и о жилье! Марь, да посмотри на других, ни у кого даже своей квартиры нет! Все тусуют!
Я не другие. Я никогда не хотела быть, как они. Мой постоянный, животный, инстинктивный страх, что я окажусь на улице, страх, что я вернусь и снова увижу на своём лице синяки от кулаков отца, заставляют меня вгрызаться зубами в любые возможности, выдирать их с кровавым мясом и жрать. Маниакально, истерически, по-животному. В такие минуты со мной будто бы случаются припадки выживания. Я могу не есть, не спать и не отдыхать сутками. Могу только работать. Могу всё стерпеть.
И в эти минуты мне абсолютно плевать на всё. На своё здоровье, на то, что я уже почти не держусь на ногах и на то, что вроде бы, всё и в порядке и нет смысла настолько перешагивать через себя. В эти минуты я не вижу пере собой ничего, кроме своего маниакального желания обрести дом. И мне до судорог страшно. И дико. И от этого я не хочу просыпаться по утрам.
Ничего.
Ничего.
Я просто должна. Должна, потому что, если отступать, то только в мусорки или на панель. Обратиться мне не к кому. Все зависят от меня. Во многом. Почти во всём. И если я сдамся, то всё действительно рухнет. Мне просто нужно взять себя в руки. Просто нужно забыть о том, что я чего-то не могу. Мне нужно забыть о том, что я женщина. Забыть, что я по-настоящему слаба. Снова. Но, зато... Потом это принесёт свои плоды.
Я знаю.
Я верю в это. И иду.

Амели.


­­


Категории: |Путь маленькой женщины., |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Ненормальная., |Я., |Ужас мыслей.
Прoкoммeнтировaть
четверг, 7 сентября 2017 г.
`82 | Blacker than black blackness... | Амели Мур. 16:14:07
Помогать другим людям, это, конечно же, хорошо.

Но, помогать им, не разобравшись в себе, в троекратной степени сложнее и даже, может быть, "познавательней".
Иногда, даже не смотря на то, что я каждый день, стоя перед зеркалом, усердно пытаюсь себя хвалить, потому что "доктор прописал", моя глубокая, лютая ненависть к себе, обретает верх моей внутренней пищевой цепи. И тогда я начинаю ненавидеть каждый миллиметр своего тела и мне кажется, что сколько бы добрых дел я не совершила, сколько бы не говорила себе в зеркало, что я достойна любить себя, это всё никогда не прекратится. Из-за этого у меня целый, такой внушительный букет из расстройств пищевого поведения, дисморфофобии, диссоциативного расстройства идентичности, прокрастинации и многих других весёлых вещей, о которых не раз упоминал мне врач. Она мне сказала, что я удивительный случай, потому что у меня всего по чуть-чуть. Но при этом я не теряю рассудка безосновательно. И это хорошо. Может быть я только потому ещё не сошла с ума, потому что в моём поколении совсем никто не болел шизофренией.
И вот это вот странное чувство, когда казалось бы все приходят к тебе за советом,но не представляют, как у этого вечно-улыбающегося человека могут быть хоть какие-нибудь жизненные проблемы? Неужели он, вечно умеющий найти правильный ответ для меня, сам давно уже запутался в миллиардных ответах на свои личные и такие вечные вопросы? И вот они отмахиваются в сторону, смеются будто это глупость, но даже не могут предположить о том, что вот этот "всезнающий помощник" сам частенько просиживает кресла в кабинетах психологов и психиатров.
Эта тьма темнее тёмной темноты.
И с ней слишком тяжело справится.
Одному.
Но, другого пути нет. Либо сдаться, либо ползти вперёд.
К ней на встречу.

- Знаешь, я тут просмотрела наши прошлые тесты, ну и как тебе сказать...
- Доктор, стало хуже?
- Ну, почему же ты сразу всегда думаешь о плохом.
- Это называется депрессия, доктор. Вы совсем недавно слишком явно намекали мне об этом.
- Хм, депрессия говоришь. И какова симптоматика данной болезни?
- Ангедония, инсомния, снижение настроения, пессимизм и расстройство пищевого поведения.
- Хммммм.... А ты, как я погляжу, хорошо осведомлена. Это похвально. Только вот зачем тебе это?
- Врага нужно знать в лицо. Так с ним легче бороться.

­­


Категории: |Я., |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Сайлент Хилл
комментировать 33 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 1 сентября 2017 г.
`80 | Manifique... | Амели Мур. 16:23:51
Я как-то пообещала себе больше сюда не возвращаться. 8 долгих лет я вела этот дневник. Дольше лишь рукописный...
Но,знаете, я не могу без писанины, как бы не отговаривала себя. Мои мысли порой отчаянно лезут наружу своими бредовыми, философскими идеями и я уже убедилась на все 200%, что едва-ли найдётся в мире человек способный слушать меня ежечасно. Меня терпеть.
Именно поэтому моя необходимость в дневниках всегда была ясной и более менее разумной. Ведь,зачем нагружать других, когда можно просто нагрузить бумагу?
Правильно, не зачем.
Мне 22.
Уже 22.
Я ничем не отличаюсь от остальных людей.Также закончила школу,также болезненно-несостоя­тельна, также депрессивна и глупа, также, как и другие ищу своё место мире.
Знаете,иногда кажется, что и вовсе не найду. И что это совсем не тот, мой мир,в котором мне бы действительно хотелось найти это место.
Уж слишком он... Жесток, что ли. Слишком безжалостен и беспощаден.
В этом я убеждаюсь день ото дня, раз за разом.
И от этого только болезненней, только грустнее. Хочется, как в добрых, старых сказках: домик на краю леса, где неподвластно время, старая, добрая собака, ласковый кот и чай с малиновым вареньем. В последние годы это стало моей основной, особенной мечтой. И подобный домик я уже нашла. И собака с котом у меня уже есть. И всё, вроде бы, получается у меня, как нельзя лучше, но вот загвоздка в чём...
Я всё ещё страшусь одиночества.
С одной стороны оно мне кажется единственно сладким, непоколебимым противодействием от всех наступающих бед, а с другой... Оно само может стать тем недугом, от которого излечится потом не представляется возможным. Как сосуществовать без людей до конца? Ведь я всем своим трезвым умом понимаю, что на данный момент я всё также одинока, как была бы без них. Одиночество в толпе. Я думаю, многим это знакомо. Часто бывает так, что это они хватаются за меня, как за спасательный круг, ластятся, отнимают энергию, силы и совсем не понимают, что мне бы хоть тоже капельку уважения. Тоже капельку любви...
Я привыкла, что меня никто никогда не может понять. Я стараюсь понять, принять и оправдать каждого, но меня... Не могут. Это, знаете, словно бы ты королева в хрустальном замке и все твои подданные из стекла. Одно не верное движение и всё рассыпается осколками. Твои подданные любят тебя, обожают, но если ты даёшь слабину и если они перестают тебя понимать, то дрова для большого костра всегда запрятаны в их подвалах. И в итоге тебя всё равно сожгут. Рано или поздно.
Нет страшнее власти, чем непонимающая толпа.
Поэтому, я не могу жить среди всего этого одного долгого, затяжного театрального представления. Ссоры, скандалы, сплетни, слухи, политика, ненависть, войны, драки. Ты так устаёшь от всего этого, что в итоге становится всё равно. Ведь ты ничего не исправишь. Никто никогда не мог исправить. Никто никогда не сможет.
Поэтому, мне кажется, что я сделала свой выбор в пользу домика на краю леса, уже давно.
Лучше быть "тёмным" человеком, читать книжки про рыцарей и фей, растить алые розы на подоконнике в зимнюю пору и ждать праздников.
Лучше быть странной чудачкой, ведьмой, старой девой или кем-то там ещё, чем утопать во всей этой грязи и склоках.
Лучше быть им всем чужой.
Но быть самой собой.
Лучше любить так, как умеешь, без стереотипов, прикрас и испорченности. Лучше всегда оставаться незаменимо наивной и доброй.
Лучше так, чем все те реки и болота грязи, через которые я карабкаюсь в этом мире, каждый божий день.

Амели.

­­ ­­ ­­


Категории: |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Я., |Философия
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
среда, 30 августа 2017 г.
`79 | Mon pere... | Амели Мур. 11:50:04
Он проводит время с папой.
Папа приехал из Англии, с новой семьёй. Папа женился. И хотя, он то и понимает, что с его мамой они уже не вместе много, много лет и что вот эта новая женщина, такая хорошая и может быть даже лучше подходит, чем его родная мама, но всё равно он знает, что, хоть они и родные все, но семья-то другая. И папа чаще с ними бывал и бывает. С ними, а с вот с ним очень редко. Он улыбается, всех любит, со всеми вежлив и добр, помогает организовывать свадьбу, ему интересно, так нравится этим заниматься, но не упускает возможности остаться с ним наедине и поговорить... Так, о чём-то своём, мужском. О том, о чём говорить не с женщинами, да и в реальности по сути то больше и не с кем. Как-то раз я спросила у него, не обижается ли он на своего отца за то, что тот по сути не растил его толком, не уделял достаточно внимания, как теперь уделяет своему второму сыну. Он улыбнулся, махнул головой и ответил мне: "Чего ж обижаться. Просто это мой папа. Его надо знать." И вот, он всегда сам по себе. Полагается сам на себя и учит меня тому же. Говорит, что жизнь научила его любить одиночество и он в действительности очень его любит. Но, потом я вижу... Вижу, как светятся его глаза после разговора с папой. Разговора, такого редкого, такого не частого, такого нужного. И я всем своим трезвым умом начинаю понимать.
Ведь... Каждому нужен папа.
Ему нужен.
Нужен и мне.
Именно от этого меня всегда так тянуло ко взрослым мужчинам. Не в плане секса или отношений, а в плане какой-то надуманной детской, верной любви. Моими самыми любимыми учителями в школе были именно мужчины, никак не женщины. И не затем я бегала к физруку на каждой перемене, чтобы усиленно заниматься спортом. Я бегала к нему, чтобы после успешной сдачи нормативов, он так по-доброму, по-отечески погладил меня по голове, улыбнулся и сказал:
- Маша, ты молодец. Ты одна из лучших в классе.
И сразу становилось приятней. Сразу становилось спокойней. Лучше и светлее. Совсем не так, когда я возвращалась домой. Но, у учителя физкультуры, как и у многих взрослых, мимолётных мужчин в моей жизни, были другие дети, свои семьи и я для них, так, прилежная ученица, хорошая девочка, но всё ж таки чужая. Всё таки не своя. Своих заменить невозможно. Также, как не возможно заменить и папу.
Поверьте, я пыталась.
И вот теперь, каждый раз, когда чужие отцы хвалят меня, когда я знакомлюсь с родителями своих друзей, парней или просто по истечению обстоятельств со взрослыми мужчинами, каждый долбанный раз, замечая хорошая отношение к себе, в моей голове кто-то тихо шепчет: " а может вот этот вот человек сможет стать твоим папой?"
Не сможет.
Никто и никогда не сможет, как бы вы не старались.
И не важно, жив ли ваш родной человек или мёртв, потеряли ли вы его, случайно или это он сам сделал, выбрал за вас, всегда, безвозвратно и навеки вы будете ждать одного заветного вопроса от других людей, как жду его я:
- А ты... Будешь ли ты моей дочерью?
Для меня этот вопрос кажется более ценным, чем даже предложение руки и сердца. Если многие женщины готовы отдать жизнь за кольцо на безымянном пальце, то я готова отдать её за то, чтобы немножечко побыть хотя бы чьей-то дочерью. Чтобы получить его одобрение...
Того человека, которому ты с самого рождения была не нужна.

­­


Категории: |Меняй и меняйся., |Memories, |Магдалена, |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Я.
Прoкoммeнтировaть
вторник, 11 марта 2014 г.
`68 | Black roses in the garden of my heart ... | Амели Мур. 15:34:14
Быть сильной ужасно тяжело.

Это значит, ничего не замечать и терпеть. Это значит, при любых обстоятельствах ползти к цели. Это значит, не пытаться отречься от того, что было и мириться с этим. Это значит, многое пережить.
Это значит, держать себя в постоянной форме, прямой осанке. Это значит не упускать манеры и тон. Это значит не пускать слезу и не быть сентиментальной, а быть холодной, как лёд. Быть сильной это улыбаться даже тогда, когда в душе происходит распятие.
Быть сильной это значит быть одинокой.
И не потому, что там кто - то не понимает твоего мнения или не разделяет твоих убеждений. Это абсолютно не значит, что у тебя не может быть "друзей" или знакомых, которые позовут тебя на корпоратив или очередную пьянку. Быть одинокой можно по - разному. В основном это состояние души...
Одиночество - это когда в холодные зимние вечера, стоя у замерзшего окна, вся укутанная в плед, ты сама себя обнимаешь за плечи, пытаясь хоть как - то согреться. Одиночество - это когда ты улыбаешься и плачешь, смотря в глаза коту, с которым ты пытаешься поговорить. Одиночество - это когда в огромной шумной компании ты в основном молчишь, а спустя некоторое время незаметно выскальзываешь из - за стола, одеваешься и уходишь. И ты знаешь, что никто тебя не остановит, схватив за руку, и не вернёт назад тогда, когда ты в очередной раз захочешь уйти. Никто не заставит тебя смеяться и не вытащит тебя из дома на пикник в безлюдные места. Возле тебя может крутиться толпа разных мужчин, жадно раздевая глазами и пытаясь завладеть не только твоим телом, но и имуществом, душой. Но стоит тебе дать им лишь слабинку, впустить в свою душу хотя бы немного весны, как они стаей воронов растерзают твои чувства до костей и убегут, трусливо поджимая хвосты. Никто не останется с тобой разделить твою боль. Никто не захочет слушать её. Именно поэтому лучше молчать. Именно поэтому до дрожи в руках сдерживать себя настоящую, свои внутренние порывы женской любви, заботы и доброты. Тебя, Амели, никогда не полюбят такой... Безотказной, способной жертвовать всем, верной и... Доброй... Ты ужасна в таком обличии... Ты ведь итак совершенно не похожа на других. Ты итак гаснешь, выдумываешь себе разные небылицы и почему - то всё ещё ждёшь чуда...
Прекрати ждать...
Оставь все надежды и двигайся только вперёд...
Даже если снег запорошит тебе лицо...
Только вперёд...
И не оглядывайся...

­­


Категории: |Я., |Путь маленькой женщины., |Ненормальная., |Не стерпимая боль., |Меняй и меняйся., |Магдалена
Прoкoммeнтировaть
суббота, 1 февраля 2014 г.
`63 | Dura lex, sed lex... | Амели Мур. 13:40:14
Ты уезжаешь.
Вновь ты покидаешь меня на столь долгое время. Ты будешь в другой стране. У тебя будут новые знакомства и новая жизнь.
А я останусь одна.
Нет, ты не думай... Я готова тебя отпустить. Я готова ждать и глупо надеяться на то, что ты там будешь помнить обо мне и не смотреть на других женщин. Все говорят мне, что ты не стоишь моих слёз, моих нервов. А мне теперь ещё больше не хочется уходить, ибо я нашла общий язык с твоей мамой и поняла, что она любит меня, как родную, что я могу стать для неё дочерью, которую она, оказывается, всегда очень хотела. Я расплакалась у неё на глазах, списывая всё это на семейные проблемы. Я говорила ей, что ты самый лучший сын и человек на земле, что ты многого добьёшься, и мы все тебя очень любим. Я говорил, что ты не пропадёшь и что ей не о чём волноваться. Я твердила ей, что в наших с тобой отношениях всё идеально. Я снова лгала. Но мне было так приятно видеть, как её глаза сияли счастьем.
А по - настоящему...
Всё ведь не так... А что я должна была сказать ей? Что я не нужна тебе и что я для тебя игрушка? Я не из тех девушек, которые любят жаловаться и портить отношения в чужой семье. Я не из тех, кто будет наговаривать! Я знаю, ты думаешь иначе, но это всё ложь! Я не такая... Ты не знаешь меня. Ты думаешь, что знаешь меня всю, раз спишь со мной. Ты думаешь, что я жалкая, сопливая, одинокая и никому не нужная слюнтяйка, которая держится за тебя и всегда будет сносить любые побои в свой адрес. А я просто... Просто люблю тебя. И ценю тебя и дорожу тобой, но тебе так наплевать...
Я хочу снова получать от тебя тёплую смс : "С добрым утром, любимая"
Я хочу, чтобы ты хоть раз не поскупился мне на цветы...
Я хочу, чтобы ты заботился обо мне.
Хочу, чтобы ты укутывал меня зимой, заставлял натягивать шапку потуже и грел мои замёрзшие, окоченевшие от холода руки...
Я так хочу, чтобы ты смотрел только на меня...
Чтобы любил меня...

Я схожу с ума...
Я не знаю, как мне жить... Мне так плохо... Очень плохо... Я всё теряю...
Прости...
Меня...

­­


Категории: |Не стерпимая боль., |Я., |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Я люблю тебя.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 20 января 2014 г.
`61 | Si vis pacem, param bellum. | Амели Мур. 17:32:08
Ты сейчас где - то там и совершенно не думаешь обо мне.
Ты улыбаешься встречным девицам, может быть заводишь новые знакомства, а я всё по-прежнему сижу дома одна и жду, когда вновь услышу это утопическое слово "люблю".
Мне так больно.
Я боюсь смотреть на себя в зеркало. Мне всего - то 19 лет, а я так постарела. Нервы продолжают медленно меня убивать. Я вырабатываю в себе стержень, чтобы вновь, после очередного падения, встать и дальше слепо верить тебе. Смотреть, как ты используешь меня, как издеваешься надо мной. Я тебя ненавижу... И люблю.
Скажи мне, что мне сделать, чтобы ты вновь стал мною дорожить? Что мне сделать, чтобы ты перестал выкидывать меня каждый раз, как собаку? Что мне сделать, чтобы стать частью твоей жизни? Что мне сделать, чтобы ты не представлял жизнь без меня, чтобы не хотел никуда без меня идти, ни с кем встречаться? Что мне сделать... Чтобы я снова стала тебе нужна... Я опять многого прошу? Я снова кажусь дурой? Я снова бешу тебя?
Боже.
Как смешно.
Мне так смешно, что кажется, будто бы я уже схожу с ума, малодушно помышляя о смерти. Из - за того, что ты каждый раз говоришь мне, я больше ревную тебя, больше накручиваю себя и тихо, забиваясь в угол, схожу с ума. Так медленно... Так мучительно...
Обними меня.
Не отпускай...
Прошу.
Не будь с другими. Я не хочу бояться того, что ты с кем - то помимо меня.
Ты не отвечаешь мне. А я схожу с ума. Я итак ненормальная... Помоги мне... Или растопчи. Жестоко растопчи ногами и уйди. Навсегда...
Я падаю в пустоту. Я исчезаю. Я становлюсь тенью, которая каждый божий день живёт, подпитываясь воспоминаниями и вялой надеждой.
" - Я занят."
Ты всегда занят для меня... Свободен для других, но занят для меня. Скажешь, я слишком категоричная? Скажешь, что я слишком много смысла придаю твоим словам? ДА СЛОВА ЭТО ВСЁ, ЧТО У МЕНЯ ОСТАЛОСЬ!!!!! У меня больше ничего нет... Нет! НЕТ! НЕЕЕТ!!!! Истерика? Нет, это не истерика. Это крик моей больной, израненной души. Ты знаешь обо мне всё, от начала до самого конца. Ты знаешь, какая у меня ненормальная, тяжёлая жизнь. Ты знаешь, сколько мне всего пришлось вытерпеть. Но ты никогда не пощадишь меня. Ты всегда сделаешь ещё больнее! ЕЩЁ ХУЖЕ! Зачем? Что я такого натворила? В чём провинилась? В том, что родилась? В том, что живу и ошибаюсь, как любой нормальный человек? У меня каждый раз, когда я вижу тебя, дрожат губы, руки, всё дрожит и я медленно умираю. С каждым днём я всё больше не живу, а существую, видя, как я не нужна тебе, как тебе весело и хорошо без меня.
Я больше не могу...
Я не могу больше...
За что мне всё это?
Господи...
Убей...
Меня...

Амели.


­­


Категории: |Я., |Ненормальная., |Не стерпимая боль., |Путь маленькой женщины., |Ужас мыслей.
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 16 января 2014 г.
`60 | Amor wincit omnia... | Амели Мур. 18:49:37
Любовь побеждает всё.
Каждый божий день я рву на себе цепи, которыми меня уже давно приковали к горе отчаяния.
Я не Прометей, я только учусь.
И орёл никогда не будет выклёвывать мою печень, ибо она отравлена тем ядом, который зовётся болью. Эти метафоры никому не ясны, но я чувствую и вижу их, как ясный день.
- Зачем ты перекрасилась в тёмно - каштановый?
- Так я буду выглядеть более мрачной.
Могильный этап в моей жизни.
Все люди, которые намертво полегли в моей растоптанной душе, теперь противно скребут свои мраморные плиты или крышки деревянных гробов.
Кажется, они подняли восстание и желают сжечь меня на костре.
Все те люди, которых я любила... Ты активировал их жизнедеятельность в моей душе.
Да... Именно...
Любовь побеждает всё.

Амели.


­­


Категории: |Я., |Ненормальная., |Не стерпимая боль., |Магдалена, |Ужас мыслей.
Прoкoммeнтировaть
`59 |Je garderai le secret... | Амели Мур. 13:38:41
Каждый день я просыпаюсь с чувством полного одиночества и лишь с одной мыслью: "Я не нужна тебе."
Те слова, которые ты не так давно сказал мне... Они очень глубоко засели у меня в сердце и в голове... Они режут их изнутри. Они, как огромный, мерзкий паразит прогрызаются сквозь стенки моего помутнённого сознания. Я со страхом начинаю осознавать, что, чтобы я не делала, какой бы красивой не была, как бы не старалась измениться, я всё равно никогда не стану тебе такой нужной, как была когда - то.
Ты больше не любишь меня.
Ты снишься мне каждый день и я мечтаю лишь о том, чтобы ты вновь улыбался, когда видишь меня, чтобы ты не стеснялся обнимать меня и целовать при других, чтобы ты хотя бы раз в неделю говорил, какая я у тебя красивая и как я нужна тебе.
Я много прошу... Зачем ты так со мной? Ты мстишь мне, потому что я когда - то была плохим человеком и доставляла тебе боль? Да, всё возвращается бумерангом...
" Но если мне понравится другая девушка, я не буду колебаться и уйду без сожалений."
Я знаю... Ты просто выбросишь меня, как мусор... Как ненужную, использованную вещь... А я отдала тебе всё... И я готова быть с тобой в горе и в радости, пока смерть не разлучит нас и пусть это выглядит нудно, противно и сопливо. Зачем ты так усердно пытался влюбить меня в себя, а теперь выбрасываешь? Я не знаю, что мне делать. Я не знаю, как мне жить дальше. Каждый день я словно сижу на острых, раскалённых иглах и с ужасом ожидаю того момента, когда ты позвонишь мне и скажешь: "Ну что ж, я встретил другую. Я ухожу. Ты мне больше не нужна." И тогда я с улыбкой отвечу тебе: "Да, милый мой, я понимаю. Но я буду тебя ждать всегда, всегда." Ты положишь трубку, а я... Я молча лягу умирать. Каждый божий день, каждый закоулок города и каждая вещь мне будет напоминать тебя. В социальных сетях будут твои счастливые фотографии с той, которую я возненавижу так сильно, что захочу убить. Но не смогу... Из - за тебя. Каждый раз, когда я буду видеть её рядом с тобой, представлять, как ты обнимаешь её по ночам, целуешь, я буду мысленно выдирать ей кишки. Я буду медленно и бесповоротно сходить с ума. Всех, кто каким - то невероятным образом захотят общаться или встречаться со мной, я буду посылать отборным матом с ноткой больного на голову сарказма. Я буду бить им сердца без сожалений и лишь широко улыбаться.
Господи... Мне так страшно... Мне страшно представить, что же будет с моей жизнью без тебя...
Я ведь готова и дальше отдавать тебе всё. Я невинно верю, что смогу вновь понравиться тебе, что твои чувства ещё не умерли до конца и живы. Я вслушиваюсь в любое твоё слово, в любую букву. Даже любая мелочь вроде смайлика или поцелуйчика на ночь пробуждают во мне радость и надежду. Надежду в то, что когда - нибудь мы будем вместе жить в одной квартире. Я буду готовить тебе по утрам вкуснейшие завтраки и мы вместе будем собираться на работу. Я буду встречать тебя в уютном, чистом доме, с чисто выглаженными вещами и вкусным обедом. Вечерами мы будем смотреть что - нибудь интересное, заниматься спортом или творить что угодно, но главное вместе.
Умоляю, не бей моё сердце.
Оно такое хрупкое. Прости меня за то, что когда - то я била твоё. Мне так стыдно... Я люлю тебя. Я хочу быть с тобой до гробовой доски. Я хочу, чтобы все мои мечты о тебе сбылись. Я буду делать всё, чтобы осуществить это. Я стану самой красивой, самой умной и верной. Я стану тем, кто не будет выносить тебе мозг, кто не закатит истерику на пустом месте. Только не бросай меня... и никогда не читай того, что я далее буду писать в этом дневнике.
Слава Богу, что ты уже его не читаешь и никогда более не начнёшь его читать.
Мне так легче. Я вернусь сюда и продолжу изливать свою боль в письме. Я выплачусь, я погорюю здесь. Мои слова, сказанные здесь, никогда не были и не будут ложью.
Когда - то этот дневник уже был пропитан слезами.
Новая эра началась.
Увы.

Амели.


­­


Категории: |Путь маленькой женщины., |Я., |Ужас мыслей., |Меняй и меняйся., |Memories, |Ненормальная.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 13 июля 2013 г.
`55 | Always,always,alway­s...| Амели Мур. 10:58:43
Да, это больно. А почему бы и нет?

Мы всегда знаем о том, что любовь приносит просто адскую, невыносимую боль, но понимая, не отрекаемся от способности любить. Из - за чего это? Неужели только из - за животного инстинкта, который зовётся размножением? Не думаю. Человек стремится быть счастливым. Любовь, богатство, здоровье, красота... Я заметила, что Бог даёт человеку что - то одно, в крайнем случае , два, а остальное, человек, либо сам стремится заполучить, либо лишаешься навек.

Вчера я закончила школу. С самого утра я понимала, что этот день был особенным. Чувства, ощущения во мне были другими, даже тогда, когда я ехала к врачу. Зная о предстоящей, ужасной боли, я не испытывала тревоги, страха и отчаяния. В моей голове раз за разом крутились слова: "Будь что будет. Я сильная. Я выдержу". Наверное, поэтому моя вчерашняя боль показалась мне сущим умиротворением по сравнению с тем, что я чувствовала на протяжении трёх дней. И Бог, за мою терпеливость, наверное, дал мне возможность творить и дышать.
На выпускной я не пошла, из - за проблем со здоровьем. Не пошла и на вручение аттестата. Заберу его в понедельник. Но я всё равно знала, что заканчиваю школу. Это приятное ощущение свободы, а вместе с ним ощущение полного одиночества... Как странно всё получилось. До школы у меня не было никого. Была какая - то по - детски беззаботная жизнь. Новая, свободная, не подразумевающая никаких обязательств.
Я пошла в школу, когда мне ещё не было шести. Шесть исполнялось только в декабре, а на первое сентября, я больше всего боялась, что пойдёт дождь, потому что, как мне раньше казалось, осень всегда начинается с дождя. Моя первая школа была только начальной и находилась очень далеко от дома. Зачем меня отдали туда? Потому что моим классным руководителем была моя крёстная мама, и она пообещала родителям присматривать за мной хорошенько. Так и началась моя школьная жизнь. Ездить домой одна я начала только во втором классе, ибо в первом, как утверждала мама, я была слишком мала для этого. Эта вечная опека... Мои родители подолгу работали, и поэтому в школе я засиживалась до шести, а иногда до семи вечера. Там было такое интересное место, которое называлось продлёнкой. Это, как в садике. Многие дети оставались там, делали уроки, кушали, играли и ждали, пока их заберут родители. Я всегда, как и в садике, оставалась там последняя, ибо папа забирал меня после работы очень поздно. Уже тогда я чувствовала себя очень одинокой. До сих пор помню это гадкое чувство, когда долго ждёшь тех, кто придёт за тобой, и попутно наблюдаешь, как другие родители забирают своих детей, покупают им что - то, приносят. А ты одна. И знаешь, что будешь одна ещё очень долго. Как будто бы... Всю жизнь.
Я была общительной, наивной и открытой. Мне не страшно было подойти к старшекласснику, коим у нас считался весь четвёртый класс, и просто улыбнуться, поздороваться. Я выдумывала разные небылицы и сказки в своей жизни и убеждала одноклассников в своей правоте. Может быть, тогда я и научилась лгать. Ведь, слышав разговоры других о чём - то хорошем, чего не было у меня, я сразу представляла себя на их месте и сама себя убеждала в том, что это есть и у меня. К примеру, как - то раз я подслушала разговор своего одноклассника, у которого папа держал конюшню. Он говорил о своих лошадях. А я всегда любила лошадей. Я спросила у него, можно ли будет приехать к нему домой и посмотреть на них. Но он засмеялся мне в ответ и сказал, что я испугаюсь, и что вообще меня туда никто не пустит. Это было сущей правдой, но не для меня. Я тогда разозлилась и сказала, что мне и не надо, что лошадь живёт у меня во дворе. Потом мне пришлось доказывать, что это правда. Как я доказала им, я уже и не помню...

Ещё в школе я была глупа и наивна. Я не отдавала отчёт своим словам. Наверное, эдакая привычка сохранилась у меня до сих пор. Как сейчас помню, что я говорила всем мальчикам, одноклассникам подряд, что люблю их. Мне было расплюнуть сказать это. И поцеловать в щёку было расплюнуть. А ещё утешить кого - то, когда он плакал из - за того, что учительница его наказала, или из - за того, что он упал. Наверное, за это меня и любили... Хоть кто - то, но любил... Но, когда моя крёстная кинула наш класс и ушла, а на её место пришла злая Ида Корниловна, то мама забрала меня из той школы. И отдала в нынешнюю, которую я и закончила... В четвёртом классе я жила, как у Христа за пазухой. Меня приняли хорошо, да и вроде друзья у меня какие - то были. Но с пятого класса, после того, как я познала, что такое предательство, всё круто изменилось. С пятого по восьмой класс надо мной жутко издевались. Моя ложь не помогала больше и делала мне только хуже и больнее, но я не переставала лгать. Это было моё личное утешение, что - то такое, во что я свято верила сама и готова была всё сделать ради этой лжи. Лжи во имя спасения... Так это называлось и зовётся до сих пор. Наверное, со временем, я перестала видеть эту тонкую грань между спасением и реальностью, которой ложь лишь вредит. Но это инстинкт самосохранения и я ничего не могу с ним поделать...

А в девятом классе я вдруг влюбилась, и ужасный мир тёмных красок внезапно поблек и превратился в свет. Я тогда уже играла в театре и была у меня одна единственная подруга, которую я считала лучшей. Он был очень яркой, талантливой личность. Тем более он был красивым. Мы играли вместе и это была больше платоническая любовь, чем физическая. Эта любовь опять сделала из меня наивную и открытую дуру. Я внезапно всех простила. Всех, кто причинил мне так много боли. Я отпустила их и улыбалась им. Я помогала им, когда это было нужно и желала им только счастья и добра. Многие тогда говорили, что у меня над головой светился некий лучезарный ореол, который всем дарил свет и теплоту, без которого было очень холодно и тоскливо, который был так нужен. Нужен безо всяких причин... И тогда я стала популярной. Первый раз в своей жизни у меня было много друзей, поклонников, завистников и был любимый человек. Но из - за того, что любовь ослепила меня, я никогда не задавалась одним важным вопросом: насколько это всё, насколько они все были настоящими? Ответ был показан мне временем. Это только теперь я понимаю, что тогда был лишь пафос, взоры, ненужные вздохи, а в настоящем не было ничего. Всё было лживо. Что друзья мои, не друзья мне вовсе, и что за спинами их скрываются завистники, желающие отобрать у меня всё до последней нитки, до капельки крови. Я узнала, что моя семья лишь претворяется большой и счастливой, а в настоящем никто никогда никому не поможет и мы должны всегда полагаться только сами на себя. Я узнала, что мама может причинить мне не только душевную, но и физическую боль, а папа может много пить и не приносить деньги в семью. Но я держалась. Эти удары были ничем по сравнению с тем, чего я лишилась потом. Я узнала, что мой любимый человек, это лишь плод моего больного воображения, что в настоящем мире он не такой, каким я его себе придумала и что я никогда не была ему нужна и он лишь игрался со мной, то притягивая, то отталкивая и взваливая на меня кучу разных проблем. Все оказались предателями. О моей "тайной" любви, в лучшем случае, знала вся школа, а в худшем - весь город. Они все смеялись надо мной... Просто смеялись... Над моей наивность... ЧЁРТОВОЙ ДЕТСКОЙ НАИВНОСТЬЮ! И я не вынесла удара... Я стала чёртовым параноиком, истеричкой с постоянными комплексами и маниакально - депрессивным психозом и вечными болезнями. Я перестала отдавать отчёт своим словам, я начала лгать, материться, огрызаться, хамить, ненавидеть... Это потому что я больна... Я очень сильно больна и никто не в силах меня вылечить. Ни один врач в мире, ни один человек...

Но это ещё совсем не конец. В одиннадцатом классе меня заметил один парень, которому я пригляделась... Он захотел вылечить меня от этого вечного недуга, что зовётся одиночеством. Мой больной разум, застланный горечью и ненавистью, подумал: а почему бы и нет? Я не любила его, но мне было хорошо, когда он был рядом. Он не знал, что я больна и хотел от меня нормальных отношений, не осознавая того, что я не способна, не способна со своим искорёженным разумом и сердцем ему дать что - то нормальное, настоящее, без паранойи, без истерик. А он всё требовал, требовал и требовал... Мы были с ним в разных мирах и он говорил, что я нужна ему, что ему всё равно. Он не боялся сделать что - то хорошее, что - то такое, чтобы добиться меня. А я, со своей грёбанной болезнью и паранойей, мучала его, причиняла ему боль. Я не понимала этого, но это выглядело так, как будто я играю с ним также, как играли со мной. Может быть я делала это неосознанно... Я не знаю... Нам многое пришлось пройти. Слёзы, сопли, истерики, побитые руки, крепкие объятия, поцелуи... С ним я всё познала в первый раз. Я доверилась ему и... Влюбилась. Кажется, вот оно... Я собрала осколки своего сердца и готова жить дальше. Я всё преодолела. Свою болезнь, свои страхи... Я отдала ему всё, что у меня было, отодвинув свои опасения на задний план. И что из этого вышло? Он охладел ко мне... И оставил меня... Нет, оставил не физически, а душевно... И я... Я снова осталась... Одна...

Вот она... Моя самая печальная история в мире. Да, я знаю, что таких историй миллион и в мире есть вещи и похуже, чем то, о чём я вам рассказываю. Голодают и болеют дети Африки, люди умирают от онкологических заболеваний, умирают дети, исчезают любимые люди. Да, многое рушится. У многих полно проблем. Но если в их жизни есть люди, которые не оставляют их до самой последней минуты, то их жизнь не напрасна. Зачем жить, если твоя жизнь пуста? Ради кого ты живёшь тогда? Ради себя? Зачем? Разве это не сущей воды эгоизм? Запомните... Запомните раз и навсегда... Нет ничего страшнее одиночества. Ничего страшнее однообразных дней, когда твоё существование проходит круги ада раз за разом, снова и снова. Если у вас есть тот, кому вы нужны, просто так, безо всяких обязательств, то вы выдержите все невзгоды. Дай Бог вам таких людей, ради которых вам хотелось бы жить и не дай Бог вам того одиночества, которое высасывает душу и оставляет вас пустыми. Ищите своих людей... Не давайте им уходить и не совершайте непоправимых ошибок... Ищите, пока не стало слишком поздно. Ничего не ждите... Просто ищите... И может быть тогда, вы сможете стать хотя бы чуточку... Счастливее...

Амели.


Категории: |Я., |Путь маленькой женщины., |Школа., |Не стерпимая боль., |Ненормальная., |Меняй и меняйся.
Прoкoммeнтировaть
пятница, 3 мая 2013 г.
`53 | Беги, форест гамп, беги.| Амели Мур. 19:34:38
Лето так близко и так далеко. Одновременно. Почки ещё не распустились, а одуванчики продолжают медленно пробиваться сквозь промёрзшую напрочь землю. Хочется творить, но не понятно, что... Экзамены ведь почти на носу, наступают на пятки, сверлят и гудят по утрам и по ночам. Как шумные соседи не дают мне спать.

Сижу на стуле и утром и днём и вечером. Думаю страшные думы о том, что я никому не нужна, что одинока и что никто не хочет меня понять. Эгоистично и глупо. Хочется окунуться в волны музыки, схватить хрупкими руками большую гитару и петь. Но страх заставляет меня отступать снова и снова. Быть непонятой. Быть одинокой. Слушаю заезженные песни, как будто на старой протёртой пластинке памяти. Когда так плохо... Почему нет никого?

Если он не понимает, то уже никто не поймёт.

На каких силах я ещё живу? На силах "этотакнадо"? Или может быть "тыавтомат"? Поддержки нет. Опять опускаю руки. Опять молчу. Опять держу всё в себе.
-Эй, привет. Помоги по ИЗО.
-Хей, пришли свою работу по русскому.
-Ну помогииии мнеее... Я ничего не понимаааюююю...

-Да. Хорошо. Конечно.

Дежурные мои фразы. Нет никого. Просишь, унижаешься. Причём перед родными людьми. Никто. Всем плевать. Одиноко.

Ты стараешься,
Ты хочешь помочь,
Но получается,
Что людям не вмочь.

Амели.


­­


Категории: |Я., |Магдалена, |Погода., |Ненормальная.
комментировать 25 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 29 октября 2012 г.
`46 | Halloween party! (part one).| Амели Мур. 13:35:41
Всем, всем всем счастливого Хеллоуина!

Я, конечно, понимаю, что на улице снег и -2, но до зимы ещё месяц и я имею право на осенний праздник, не так ли, чёртов прогноз?
SO...
Я всё же устраиваю веринку с ночёвкой и ужастиками у меня дома. Придут самые родные и близкие мне люди, а остальная срань, желающая лишь "культурно" выпить и пожрать, пойдёт в анальное отверствие! Извините, я не цинична, я просто желаю отдохнуть от пьяных рож. Мне хватает их целыми днями видеть на улицах. Так что... Тыквы, фонари, подарки для своей царицы приветствуются! Оставте их тихо у порога, а ещё лучше - закиньте в фотрточку!


Категории: |Ненормальная., |Я.
суббота, 24 марта 2012 г.
`32 | Heart broken. | Амели Мур. 15:10:57
Людям,не похожим на других,тяжело жить...

Моё горло.Как больно.Кричать больше не приходится.Я выкричала все голосовые связки и всю боль,которая так давно сидела у меня внутри.Сегодня я отдала себя всю сцене.Такая маленькая дурочка,выпендривал­ась,играла,а в глазах мутнело от непреодолимой тоски.Я помню,как впервые научилась фальшиво улыбаться и теперь мне не составляет труда делать это каждый день.Искренних улыбок нет,по крайней мере,для меня.Ах,я похожа на плаксу Мирну из Гари Поттера,это та,что была привидение по туалетам.Сейчас у меня в спектакле похожий образ: круглые очки и две косы.Правда на этот раз мы играем Островского.
Я устала.Глупо это повторять,но я устала.Сегодня после тяжёлой репетиции возвращалась одна.Зашла в магазин и на последние свои деньги купила всё для театра.Дура?Да,я знаю.Люди будут предавать меня,а я...Я всё равно буду стремиться делать добро.И не важно,то придёт ко мне за помощью,друг ли,враг ли или просто знакомый,я помогу,я всё отдам,но помогу.Зачем?Зачем я это делаю?Я забыла,что такое конкуренция,возможн­о,стала больше ценить других и себя.Я боюсь снова кого-то потерять и по ночам вдыхать больным горлом лишь холод,исходящий от тёмного ночного окна.Я боюсь идти одна по улицам,когда вокруг все вместе,все родные друг для друга,а я,как одиночка,выделяюсь из толпы и стараюсь не ловить себя на мысли о том,что это всё не правильно.Такая похудевшая,слабая,б­ледная...Нет,нет!Что­ вы!Я не в коем случае не жалею себя!Просто,когда душат слёзы,и ты не знаешь куда от них деваться,остаётся только писать.Писать всё,что угодно,исчезая в мирах фантазии и несбыточных мечт.Такая тонкая грань реальности и так быстро можно перешагнуть её,погружаясь разумом и сердцем в сны,где ты сам управляешь своим счастьем,где мало бед и нет суровой реальности,где всё хорошо.Я так много пишу и думаю,что мой разум порой даёт сбои.Вчера ночью мне приснился сон,удивительный странный.Я одна в большом сером городе,там всегда туманно,а с небес сыплется пепел.Я шла по ледяному асфальту босиком и мне,на удивление,не было холодно.Так странно было увидеть себя в отражении мутного озера другой,не такой,как прежде,не такой,как была.Чёрные локоны свисали прямо к зеркальной глади,глаза,с покраснением,были такими пустыми и безжизненными,фиоле­товое короткое платье потрепалось и разорвалось,а цвет лица был бледнее,чем у самой смерти.И внезапно наступила тьма.
Я помню дождь и мутные тучи,а потом город позвал меня шелестом ветра и шумом барабанящих по шиферу капель.
-Алесса,пойдём домой.-шепнул он мне и тогда я проснулась.

Амели.


Категории: |Ненормальная., |Я., |Сайлент Хилл, |Мои сны.
комментировать 15 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 2 декабря 2011 г.
`23 | Плащ белой вороны... | Амели Мур. 07:11:18
-Я не ошибаюсь.Редко.
-Значит этот редко входит в наш случай...©


Я снова услышала это.Снова начинаю обжигаться...
-Мы слишком разные...
В который раз я слышу это?В десятый?Двадцатый?С­ороковой?В КАКОЙ????Я слышу это всегда и от всех и везде,как от девушек,так и от парней.ОТ ВСЕХ,ПОНИМАЕТЕ?От всех...я каждый раз упускаю что-то,каждый раз теряюсь и не могу понять: почему всё так?Что я за существо,непохожее ни на одного человека в мире?Люди ведь все чем-то похожи,как анатомически,так и чертами характера,повадками­,ну хоть что-то есть у них общее,а я...Я как белая ворона среди стаи сородичей,только тем пернатым я не нужна.Зачем я выросла такой?Зачем я читаю,учусь,стараюс­ь чего то достичь?Почему не курю,не пью и не таскаюсь по мальчикам,как шлюха?Их ведь больше ценят...Сначала на слова:"мы разные,ты меня не поменяешь,ничего не выйдет" я реагировала спокойно и даже с умилением,ибо всегда думала,что помогу,смогу быть рядом.Если тащить свою задницу к верху,то тащить её вместе и пока не дотащить,не успокоиться.Но люди сами уходили...Они искали предлоги,чтобы уйти и всё порвать,нет бы сказать мне прямо в лицо,что я дура,это было бы не так обидно.У кого-то лень и её не переборю,у кого-то самолюбие и эгоизм,от которого я его не избавлю,у кого-то,бог знает откуда взявшаяся,чёрная полоса в характере,которой нет у меня...И я всегда оставалась одна.Я всегда отпускала,потому что видела эти никчёмные предлоги людей уйти.Так было в детстве,в отрочестве и в юности так есть.Сейчас бы напиться...До комы...Просто взять и напиться,а потом лежать на полу,как свинья,в углу и рыдать.И рыдать не жалея себя,а от всей души,от всего сердца,ибо я опять,опять остаюсь одна и теперь уже действительно одна.Моя ролевая и мои посты загнулись.Теперь боль,которую я раньше могла выместить на них,будет расти и расти,пока я не сдохну.Категории,сл­ова,усмешки,оправдан­ия,предлоги.Терпение­,слёзы,боль,никчёмно­сть и разноцветный плащ белой вороны-всё что осталось у меня.
Где мой снег?Где эти ледяные слёзы Госпожи Зимы,коей я всегда себя считала.
-Эх,знаешь,Маш,а ты на зиму похожа порой.Не только потому что именно зимой родилась...
-Я знаю,Дим,потому что белая,да?
-Как понять белая?
-Ну как ворона,белая бывает так и зима.
-Как это?Не бывает белых ворон.А если и бывают то в чём их похожесть с зимой?
-А они обе одиноки и цвет у них один.Ворона эта всегда одна и зима тоже одна.И им обеим холодно и они обе уже давно разучились плакать,только терпеть...
Нет.Ничего больше нет.Только пустота и обыкновенная обыденность.Разная.­..Разная...РАЗНАЯ!ЗА­ТКНИСЬ!Сознание заткнись...Я больше не могу слышать этого слова,я больше не хочу его слышать.Да,я разная.Я не такая,как все.Я-дура,которая сходит постепенно сума,которая судорожно ищет счастья и бегает за двумя зайцами,всё никак не может их поймать.Мне в спину дышит и храпит одиночество,мне в спину упираются острые углы стен психиатрической,в которую,по планам,я должна попасть в возрасте 30-ти лет.Эти планы не разрешимы,дорогие мои,эти планы не разрешимы.Когда все разом отвернутся от меня и скажут смешливым хором,что мы разные,вот именно тогда я и сойду сума,слечу с катушек и буду долго и истошно орать.Так долго и так громко,что по вылетают стёкла,лопнут банки,фужеры и стаканы из самого плотного стекла,земля содрогнётся от моего крика и уплывёт из под ног людей.А я после этого истошного крика буду смешно икать и захлёбываясь в слезах смеяться,а потом упаду в снег и ко всем чертям исчезну в Аду.Уйду,чтобы не мешать,оставив на память о себе,лишь пёстрый плащ белой вороны...

Амели.



Категории: |Ненормальная.
комментировать 14 комментариев | Прoкoммeнтировaть


Own darkness.™ > |Ненормальная.

читай на форуме:
не спать,только не спать :-O
[Ну купи ^^]
...
пройди тесты:
Гонки, соревнования, это часть меня...
читай в дневниках:
Тэм Гринхилл - По дороге в Легенду
Break
Sex

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх