Own darkness.™

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Own darkness.™ > |МагдаленаПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »




четверг, 3 мая 2018 г.
`97 | У меча предназначения два острия, одно из них ты, другое смерть. | Амели Мур. 10:13:34
Я не знаю, когда всё стало именно таким.

Не знаю, была ли я, когда-нибудь, действительно той, настоящей женщиной или же в итоге её во мне не было совсем. Моя грубость, чёрствость, угрюмое молчание и способность в любой понятной и не понятной ситуации, уверенно держать лицо, заменили во мне всю хрупкость и слабость, всю женственность, без которой прекрасной половине планеты, кажется, совсем не прожить. Все эти дни после Бельтайна я отчаянно пытаюсь найти, хотя бы малую крупицу себя в себе. Понять, почему все так отчаянно хотят видеть или просто видят во мне мужчину, того стремительного, волевого, хотя физиологически я самая простая женщина. Самая обыкновенная, никакая не другая.
Я, кажется, попала в эти опасные приграничные земли, так называемой френдзоны.
Ха, какая ирония. Я никогда почему-то не думала, что это может случится именно со мной. Со мной и тем более с тем человеком, с которым ты была в отношениях целых три с половиной года.

"Если бы ты была мужчиной, то ты определённо была бы моим самым лучшим другом. Да ты и так лучше абсолютно всех, кто дружил со мной ранее. Ты никогда ничего от меня не требовала, не предавала, не была из-за корысти, никогда не завидовала и всегда поддерживала. Ты самый охрененный друг, которого я, когда-либо встречал."

Это называется любить, если ты не в курсе.
Это называется отдавать всё, до последней капли, чтобы облегчить жизнь человеку, в котором видишь весь смысл. Это называется уважать его чувства, считаться с его мнением и быть ему поддержкой и опорой, потому что любая боль, которая приносится ему, с такой же силой, даже больше, выстреливает и в тебя.

"Может тебе это навязали? Общество? Книги? Фильмы?"

Как это вообще можно, хоть кем-то навязать? Любить кого-то... Это, ведь... Это, ведь получается совершенно непроизвольно. Любовь просто есть. Она ломает все минусы, превращая их плюсы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Любовь это единственное, что имеет смысл. Почему никто этого не понимает? И почему, когда поступаешь именно так, как чувствуешь и хочешь, то люди в ужасе отрекаются от тебя, будто бы на подсознательном уровне сторонясь света, будучи с головы до пят черны.
В любви и заключается моя особая слабость. Моя хрупкость и моя истинная женственность. Но, в любви также присутствует и моя сила, которую практически не возможно сломать. Именно из-за любви, я так отчаянно принимаю абсолютно всех людей. Так отчаянно стараюсь не быть обузой, не заставлять и бережно относится к выбору каждого, к его внутреннему балансу и спокойствию. Именно ради любви я могу пожертвовать очень многим. Практически, даже собой.
Но этого никто не может понять. Чаще всего, люди почему-то видят обратную сторону медали, приумножая её в десять тысяч раз. Иногда я бываю до черноты печальна, болезненна и грустна. Иногда я путаюсь в себе настолько сильно, что мне становится страшно и одиноко и единственное, чего я так отчаянно хочу в ответ, чтобы меня просто обняли. Меня никто и никогда по-настоящему не обнимал. Я всегда слышала только вот это: "Давай сама".

"Вот знаешь, я на неё вчера смотрел и, кажется, я её уже пять лет знаю, а её всё ещё хочется носить на руках, от неё самкой несёт за версту. Хочется прямо забрать, защитить, не отдавать никому и писать стихи."

Меня защитить не хочется. Я знаю. Знаю, потому что меня никто и никогда не защищал. Жестокая жизнь заставила меня бороться в одиночку. Грубеть, надевать на себя пуленепробиваемые, стальные доспехи силы, чтобы выжить самой и не дать погибнуть своей семье. Папа бил меня. Всегда. Он меня ненавидел. И когда я выползала из комнаты, едва ли не выплёвывая с кровью, поломанные рёбра, я не могла более оставаться женщиной. Ибо, если бы я ею осталась, я бы просто умерла. Он бы убил меня, потом и мою мать, а затем и моих двух, сестёр.
И ни разу после того, как он ударил меня впервые, никто не вступился за нас. Ни от кого не было помощи. В то время, как в других семьях, стеной для девочек становились их отцы и братья, я стала стеной в своей. Я стала мужчиной и только тогда сумела отвоевать себя и право на спокойное существование.
Отвоевать право на жизнь.

Как я могу быть хрупкой? Как я могу быть женщиной, которая умеет о себе заботиться более мягкими методами? Как я могу быть женщиной, слабой, простой и обычной, когда меня никто и никогда этому совершенно не учил? Жизнь учила меня, как быть сильной. И эта закалённая сталь... Она всегда была во мне, с кем бы я не общалась, кого бы к себе не притягивала. Она скрывалась за маской милой невинности, но при любой тяжёлой ситуации, вскрывалась вновь.
Я всегда всё решаю сама.
Сама покупаю себе цветы, когда душа требует эстетики, потому что выпрашивать их у кого-либо для меня унизительно.
Сама плачу за себя в кафе, потому что, чаще всего те, с кем я встречаюсь, много и тяжело работают, а я знаю, каким трудом достаётся достаток и поэтому оплатой напополам показываю своё уважение и искреннее восхищение.
Мне никогда не нужно было никаких подарков, ни шуб, ни айфонов, ни прочих побрякушек, которые так любят женщины выбивать из своих мужчин. Не нужно, потому что всё это я могу позволить себе сама. И когда меня спрашивают невинные головы, с огромным изумлением в глазах, выслушав все мои слова: зачем же тогда мужчины?
Я отвечаю просто и коротко: Для того, чтобы любить и быть любимыми. Для того, чтобы слышать друг друга и понимать. Для того, чтобы быть родными.
Ведь, в нашем мире так мало тех, кто бы тебя понял. Так отчаянно мало тех, кто бы тебя принял... А разве любовь не долготерпит и не принимает? Разве любовь завидует, любовь превозносится, гордится, бесчинствует, ищет и отбирает всё, раздражается, помышляет о зле, радуется неправде? Разве она не покрывает всего, разве всему не верит, всего не надеется, всего не переносит?
Переносит.
Любовь переносит всё.
Значит, перенесу и я.
Перенесу всю ту боль и всю ту горечь, которые мне постоянно и так отчаянно пытаются доставить мужчины.

Амели.

­­


Категории: |Для друга., |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Ведьма., |Путь маленькой женщины., |Я люблю тебя., |Я.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 30 апреля 2018 г.
`96 | Beltaine...| Амели Мур. 13:01:03
Рыдать.

Хочется рыдать,смотря на потёртые листья календаря.

Осознание того, что город совсем заковал меня в свои каменные джунгли, пришло вместе с праздником начала лета. Вместе с Бельтайном. Казалось бы, ничего особенного сегодня не должно было произойти. Обычный рабочий день, обычное полнолуние, обычная жизнь. Но таким это кажется простым, совершенно не знающим о наших, ведовских праздниках, людям. По статистике всех лунных календарей, я успела вычислить, что сегодняшнее полнолуние, бывает раз в 19 лет. Следующее в Вальпургиеву ночь придётся, когда мне будет сорок три года. Сорок три... И от этого невыносимо щемит в груди. Щемит сильнее, чем когда-либо. Я упускаю эту волшебную ночь, оставаясь закованная в цепи этих холодных, каменных джунглей. Я должна быть в полях, в лесах, у праздничных костров. Должна плясать с венками, в льняной рубашке на голое тело и совершенно не беспокоиться ни о чём. Я должна смеяться, литрами пить вино из одуванчиков и прыгать через танцующий, вздымающийся практически к самым небесам, огонь. Но вместо этого, мне приходится отчаянно брать себя в руки,забывать про то, кто я есть и угрюмо брести на работу, потому что дела сами собой не решаться и потому что ещё столько всего предстоит исправить. Предназначение ехидным гулом смеётся за моей спиной, нашёптывая мне гнусавым, старушечьим голосом, что я поступаю правильно. Что такова моя судьба.
Ведь, если не ты, то кто, Марья? Ведь, если не ты, то кто.
Сегодня вечером ты обязательно будешь сидеть у раскрытого окна и наблюдать за полной, восходящей луной. Сегодня вечером, ты обязательно будешь слышать всем своим нутром, всем своим природным, интуитивным существом, как где-то на окраинах полей, с гулом танцуют ведьмы, неистово хохоча и проливая, на едва ли взошедшие побеги зелёной осоки, тонны багряного вина. И ветер будет успокаивать тебя и лечить. Лечить и уносить всё то, что ты называешь мраком и от чего тебе так больно, так паршиво.

Розовая луна в знаке Скорпиона.

Сколько ты ещё будешь жить, уступая свои бесценные годы кому-то другому? Сколько ты ещё будешь вот так уговаривать себя, что ещё полно времени и всё, когда-нибудь будет? Сколько ты ещё будешь ждать? Ведь время, это песочное, ускользающее сквозь пальцы время человеческой жизни, настолько мимолётно, настолько коротко и настолько необратимо, что кажется, если не прожить жизнь сейчас, то второго шанса тебе уже никогда не будет дано. И как бы ты не верила в силу перерождения, как бы не надеялась, после смерти вновь родиться кем-то другим, в итоге где-то на задворках сознания, ты отчаянно понимаешь, что живёшь всего лишь один раз.
Один.
Единственный.
Непоколебимый.

Поэтому, бросай всё на сегодня, Марья. И иди отмечать Бельтайн.
Иди, дитя моё. Иди и отметь его.
Хотя бы в своей душе.

Амели.

­­


Категории: |Memories, |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Путь маленькой женщины., |Я., |Ведьма., |Чертовщина.
Прoкoммeнтировaть
среда, 25 апреля 2018 г.
`95 | The pain is here...| Амели Мур. 17:09:52
Когда я шла по лесной, всей проросшей корнями, песчаной дороге от Швейцар (так называется та небольшая деревушка, до которой ходит один единственный автобус), иногда мне казалось, что деревья перешёптывались за моею спиной.
"Смотри, это та девушка, которая приезжала сюда, когда была ещё совсем маленькой."
"Смотри, теперь она уже минула тот волшебный возраст и совершенно не может слышать нас"
"Смотри, она так поменялась... Стала какой-то другой... Совершенно далёкой..."
Да, действительно.
Я уже и сама забыла, когда в последний раз не только приезжала на места своего далёкого детства, но и гуляла по здешним лесам. Всё теперь уже переставало казаться мне таким до боли знакомым, родным и невероятно близким. Может быть, так получилось из-за того, что цивилизация своим огромным масштабом, не прошла мимо и моей захудалой деревеньки, и теперь же тут, как и в основной черте города, изредка возвышались новые, красивые и дорого поблёскивающие на солнце, дома. Литва всегда была слишком маленькой, чтобы, хотя бы попытаться сохранить в ней ту уютную атмосферу наивной, деревенской жизни, от которой до сих пор в моей памяти так пряно пахнет дикими яблоками, еловыми шишками и парным, коровьим молоком. Когда меня оставляли у деда на деревне на целых три месяца, я совершенно никогда не огорчалась. Город не манил меня своими каменными подмостками, романтическими спальными районами и желанием затусить где-то в центре, оставляя после себя неизгладимый, по своему сумасшедший след. Этого итак у меня было предостаточно, хоть и душой я всегда находилась где-то в лесах. Здесь же, вставая ровно в шесть тридцать утра каждый божий день, я начиналась со струи холодной, но такой освежающей воды, невероятно быстро струящейся из садового шланга. Я начиналась с запахами летней, свежескошенной травы, с пением птиц и гулким звоном, раскачивающихся стальных ворот, на котором к тому времени, уже частенько висела деревенская ребятня, которая звала меня гулять с собой. В леса. В поля. Туда, где нас никто не ограничивал в свободе. Мы строили штабики на ветвистых, мохнатых елях и соснах, а внизу, заботились о кострах, которые постоянно находились под нашим пристальным детским присмотром. Даже тогда, в таком малолетнем возрасте мы все отчётливо понимали, что надо любить, ценить и уважать в лес. Мы запекали картошку в углях с такой же осторожность, с какой частенько проводят операцию самые лучшие хирурги городов. Теперь же, на тех местах, где раньше величественно возвышались наши самодельные скворечники и удивительные, странные постройки, не осталось даже деревьев. Леса за последние несколько лет, срубались и перепродавались с огромной скоростью и поэтому часть моих родных мест, не только стала тесно застроенной различными домами, но и представлялась абсолютно обедневшей, голой и уже давно не внушающей того былого величия, которое запомнилось мне из детства. Или может быть, я просто выросла и теперь мне более уже не кажется всё это насколько исключительно громоздким, большим и до отчаяния могущественным? Я шла по песчаной дороге, изредка отрываясь от своих дум на мимолётные пения птиц. Да, действительно. Я уже совсем большая. И приезжаю сюда, только лишь потому что у меня здесь остались старики, за которыми нужен тщательный, постоянный и такой терпеливый присмотр. Может быть именно поэтому я совсем разучилась слышать этот лес. Разучилась, ибо каменные джунгли с огромной скоростью замуровывают тебя в вечный круговорот важных дел и постоянной работы. Они не дают тебе спокойно жить и дышать. Не дают расслабиться ни на минуту, чтобы ты ни дай бог не вспомнила о чём-то таком далёком, сладком и совершенно свободном, пахнущим свежескошенной травой и немытыми, дикими яблоками.

- Марья, скажи, что написано на том календаре?
- Ба, "икона". Там написано слово "икона".
- Ах, да... Икона... Я постоянно забываю это слово. Спасибо, что ты неустанно повторяешь его мне.
Я слегка вздрогнула, укутывающаяся покрепче в пёстрый плед и уже сидящая, в утопающей в сумерках, комнате. Бабушка лежала на соседней кровати и как-то отрешённо глядела в пустоту. Я никогда не была чувствительная к религиозной тематике, но почему-то от этих её слов мне захотелось во весь голос, пронзительно зарыдать. За окном отрывисто стучал по шиферной крыше, с четырёх часов заладивший, дождь. Печка, расположенная в паре метров от меня, искристо посверкивала отблесками и лучиками на деревянном полу. Я иногда поднималась, подбрасывала, пахнущие свежей еловой смолой, поленья, а затем возвращалась на свою кровать.
Да, я стала совершенно и окончательно взрослой, мимолётно теряя в бесконечном потоке занятости что-то невообразимо важное, интуитивное и родное. Теряя, как теперь постепенно теряю свою бабушку, которая всегда, даже далеко за свои семьдесят лет, всё ещё умела слышать то, о чём говорили ей лесные деревья.

Амели.

­­


Категории: |Memories, |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Постепенно., |Я.
Прoкoммeнтировaть
пятница, 13 апреля 2018 г.
`94 | Дцп щютки и сортирный юморок... | Амели Мур. 19:56:22
Сказ о Ледяной ведьме совершенно не пишется.

Может потому, что в последние пару месяцев у меня до нельзя отпадное настроение, а может потому, что мы с моими любезными возобновили ролку в полную силу и не только выплёскиваем туда, все свои скопившиеся за столько времени, эмоции, но и ещё предаёмся огроменной ностальжи по тем крутым денькам, когда ролевили на беоше.
Ах, если бы не писательство, то в определённое время своей жизни, я, наверное, бы совершенно сошла с ума.
А так, наш мир, созданный невероятными усилиями, наш сюжет и точки переплетения всех персонажей, настолько ярко закрашивают, порой невыносимую серость обыденных дней, что жить и вправду становиться гораздо легче.
Я люблю вас, мои золотые.
Люмен и Сид.
Сквозь время и пространство, думаю, что так будет всегда.

П.с. уже посчитала, что идёт 9-ый годок нашей дружбы, на 10-ый нужно обязательно встретиться. Желательно, чтобы всем втроём.

Ваша Амели.

­­


Категории: |Для друга., |Memories, |Магдалена, |Путь маленькой женщины., |Я., |Прошлое беона, |Вдохновение.
комментировать 85 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 9 января 2018 г.
`93 | Wingardium Leviosa... | Амели Мур. 00:09:52
Здравствуйте.
И сегодня с вами в ночи рубрика "Униженные и оскорблённые".
Моя любимая.
От гадалки Марьи и её верного пиздабола Мироздания.
Точнее не пиздабола, а пиздаболки. Ведь, не взирая, что Мироздание награждено местоимением "оно", я, прослеживая и ощущая на себе все его "прелести", после этого ответственно заявляю:
Мироздание всё же скорее всего носит местоимение "она".

Не пугайтесь. Из всего мною сказанного, можно сделать только два логичных вывода: либо я снова по уши в моральном дерьме, либо я пьяна. Сегодня первое, может быть скоро будет и второе. Хотя, нет, первое со мной случилось в ночь с 30 на 31 декабря. Мне стукнуло 23, я получила в подарок от бывшего четвёртый плейстейшн и ведьмака, а от лучших подруг любимые, дорогие духи. Они собрались все на моей вечерней кухне, пили вино, улыбались и шутили. Сладко пахло романтикой спальных районов, и наступающим на пятки, Новым Годом. Было очень хорошо, но так не могло продолжаться вечно. Не могло, потому что это, опять же, я. Не могло, потому что я всего этого не заслуживаю на долго.
Было столько планов на оставшийся, праздничный день. Я должна была успеть в три места, чтобы спровадить старый год и встретить новый. Мои гости ушли далеко за полночь, а я, счастливая и окрылённая осталась разгребать посуду, вымывать квартиру, готовится к завтрашнему дню и, что самое важное, переписываться с человеком, который, хоть и не приехал меня поздравить (из-за крайне печальных событий в его жизни - похорон), но всё равно оставался на связи и был крайне важен для меня. Очень. Прямо намного. От слова - совсем.
Я так и не поняла, почему он решил признаться именно в ту ночь.
Или его окончательно заела совесть или из-за последних, текущих, печальных событий или из-за того, что мне, магическим образом, в принципе очень тяжело соврать и при этом оставаться невозмутимо-спокойн­ым, продолжающим творить пакости, человеком.
Единственное, что я сумела выдавить из себя на его признание было: "Всмысле? Так ты занят? А я знала."
Знала она. Ахах, знала. Вот это да.
Так, коли знала, так почему просто не взяла и не положила этому конец? Коли знала, то почему не смогла настоять и выбить из него всю правду?
А хочешь я тебе скажу, почему? Хочешь?
Вера.
Всё дело в вере, моя мон ами. Ты просто до самого последнего момента отказывалась верить в то, что ты всего лишь пешка в этой игре и что главный Туз всё таки имеет место быть на постоянной основе. И ты могла сделать ради этой слепой веры всё, что угодно, даже продать себя. Продать свои ментальные способности в виде точных предсказаний на все случаи жизни, откидывать нахрен все эти арканы Таро и говорить себе каждый раз, что: "Ну, вот это всё не правильно. Такого не может быть. Карты ошибаются. Они непременно, определённо лгут."
Ты ошибаешься, Марья. И ты лжёшь.
Только не другим.
Только сама себе.
И тебе до сих пор не совестно из-за этого?

Совестно.
Очень.
Правда.
Но, мне хотелось его полюбить. Мне хотелось ему поверить. В кой то раз, хотелось со всей силы харкнуть Мирозданию и картам в лицо и сделать всё именно так, как хотела я. И хотелось, чтобы это не вышло в пиздец, а чтобы нормально всё. По-настоящему. Так, как мечталось. Очень давно.

Я даже забыла о том, что клялась.

Мне хотелось наконец-то обрести своего Эскеля и любить его. Прямо, как там, как в моих святых писаниях и книгах. Прямо, как в моей грёбанной, больной голове. Вот так вот просто, без навертываний по сто раз на каждом кругу ада, без сложностей, занудства, без лжи и корысти.
Так хотелось.
Ты не представляешь себе.
Просто очень.
Но опять пролёт. И наточенный кинжал под рёбра. И огненный след от шлепка на лице. И разбитая моя душа на осколки на следующий день, 31 декабря, в Новый Год.
Так и не получилось попасть сразу в несколько важных мест. Я остановилась только на одном. Там была уютная тишина и траурное настроение в связи с последними печальными событиями на католическое Рождество. Там было всё, что было нужно мне именно в этот день. Небольшое количество людей старше меня, намного, седьмой этаж, скромно накрытый стол и мерцающие салюты на фоне обрюзглого, дождливого города. Так я встретила свой Новый 2018-ый Год. Мой год. Год жёлтой собаки. Потерянная, траурная и пустая.
От слова - совсем.
И знаете... Я не жалею. Я никого не виню. Раньше бы ненавидела тебя, медведь, и яро пыталась отомстить за то, что ты попытался обойтись со мной, как с расходным материалом. Попытался сделать меня туалетом, в который мужчины на подобии тебя, ходят справлять свою нужду, чтобы отдохнуть от неудачных отношений и сварливых жён. За это я бы прокляла тебя и весь твой род до седьмого колена, чтобы, вот знаешь, выкосило всех на корню. Я так умею. Очень сильно. Поверь. Но, это было бы раньше. Это совсем не сейчас. Сейчас же, я совсем не чувствую, что ты попытался унизить меня. Совсем не злюсь, что твои слова "я тебя никогда не обижу", были такой особенной, льстивой формой лжи, как, наверняка, и все остальные 70% твоих слов. Сейчас же я говорю тебе спасибо. Спасибо за то, что преподал мне серьёзный урок и пробудил во мне память. Память о том, какими же на самом деле бывают на этой земле люди, о том, что я правильно сделала, когда огромными волевыми усилиями выбрала честный путь. Путь правды. Перед другими и перед самой собой. Это незаменимо. Это очень ценно. Это всё стоит очень дорогого. Лично для меня.
Я знаю, что наш общий путь ещё наверняка не закончен. Но, даже не смотря на это, я уже приготовила для тебя ответ. Практически на всё. И ты знаешь, какой.
Он всегда будет "нет". Абсолютно. Неизменно. Чтобы ты не сделал, викинг, что бы ты не сказал. Как бы всё сто раз не поменялось, это всегда будет "нет". И я повторюсь, дай Один, чтобы твои личные принципы и мужская сталь оставались такими же неизменными. Дай Один, чтобы они сыграли именно так, чтобы боли больше не было. Никому.
Да, именно так.
Больше никакой боли.
Только любовь. Да-да, она самая.
Я желаю тебе любви, чтобы ты всё таки познал её. Я желаю тебе бесстрашия, потому что только тогда, когда мы сознательно проходим через испытания, боль и перестаём их бояться, в нас открывается невиданных масштабов мощь. Мощь нечеловеческая, мощь богатырская, неземная, непобедимая. Она такая одна. Мощь и осознание, что ты всевластен над своей жизнью и что у тебя с Мирозданием ни игра в пана да батрака, а настоящий, уверенный, компаньонский контракт. Контракт на всю жизнь. Мощь, что ты непобедим. Что ты свободен. Везде и навсегда.
Не отторжение любви даёт нам всё это, а сама любовь.
Только любовь, во всех её отношениях.
Именно поэтому я прощаю тебя и зла не держу. Совсем. Даже продолжаю любить тебя, представляешь? Но, ничего. Это пройдёт. Я уверена. От слова - совсем.

Вчера решила переписать свою сказку о Ледяной Принцессе. Ах, да... Я ошиблась. Не о принцессе, а о ведьме. Только о ней и именно так.
Совсем скоро я выложу сюда это напоминание, Амелия.
А пока...
Помни о том, что ты больше других всегда должна верить только в себя. Помни о том, какая власть тебе дана Мирозданием и что пренебрегать этой властью очень неразумно, очень недальновидно.
Помни о том, что ты ведьма, дорогая моя.
Ведьма...
Слава Богам, только, что не Ледяная.

Вот уж где правда.
Это вот да.

Амели.

­­


Категории: |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Для друга., |Путь маленькой женщины., |Я., |Постепенно.
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 19 декабря 2017 г.
`92 | Bear, bear where is your minds? | Амели Мур. 21:10:22
Это странное ощущение, начинать что-то чувствовать к человеку, когда видела его от силы пару раз в жизни. Мне всегда было слишком мало нужно для того, чтобы влюбится в кого-то. Слишком мало для того, чтобы потерять голову, если я понимала, что человек из одного устья реки со мной. И тогда я начинала отдавать всю себя. Без остатка и ни о чём не жалея.
Сейчас и я вижу, что ты тоже осторожен.
Это радует меня и напрягает одновременно. У меня накопилось столько вопросов к тебе, но задать я смогу их только в своей голове, потому что в реальности ненавижу навязываться и напирать.
Я, ведь нравлюсь тебе, также, как и ты мне?
Или это всего лишь твоя очередная стратегия, чтобы затащить, как можно больше девиц к себе в постель?
Ты настолько открыт со мной, потому что доверяешь именно мне? Был ли ты когда-либо также открыт ещё с кем-то?
Страшно получать ответы на эти вопросы.
Я даже не берусь за карты, чтобы о них узнать. Мне просто постепенно кажется, что я начинаю по тебе скучать, что мне хочется тебя видеть и слышать, как можно чаще. Мне просто постепенно кажется, что в присутствии друг друга мы можем просто помолчать, без слов. Просто кажется, что всё могло бы быть таким простым и понятным, но это не так...
У тебя, скорее всего, несколько карт в рукаве. И все эти карты на подобии меня.
И есть ещё одна, Туз - самая основная. Я не знаю, с чего я это взяла, но интуиция нервно подсказывает мне, что это имеет место быть на постоянной основе. У тебя уже есть та, которую ты любишь всем сердцем. Как ты там выразился? Платонически. А всё остальное лишь расходный материал.
Я расходный материал.
Даже, если это всё переливается в какую-то странную романтику.

Амелия, подумай.
Ты держишь Мироздание, а не оно тебя. Во всяком случае, оно всегда предоставляет тебе право выбора... Но, ты... Ты, как всегда зацепишься за самый неправильный из них и пойдёшь голыми, босыми ступнями по шипам, раздирая всё, что только можно, в кровь. Помнишь ли ты сказку о Ледяной Принцессе? Помнишь? Наверняка уже - нет. Значит я напомню тебе о ней. Прямо сейчас, в эту минуту, чтобы ты никогда не забывала...

­­


Категории: |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Мои сны., |Путь маленькой женщины., |Я.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 4 декабря 2017 г.
`91 | It's the most wonderful time of the year... | Амели Мур. 00:13:34
Сегодня, наконец-то выбралась в торговый центр. Там уже зацвели праздничными украшениями ёлки. Уже сидит в самом центре Дедушка Мороз и ждёт, когда очередной, наивный юнец сядет к нему на колени и расскажет о подарке, который бы он хотел на праздники. Я захожу в магазин и меня встречают огромные прилавки с декорациями. На любой цвет, запах и даже вкус. Взгляд цепляется практически за всё, но настроения что-либо украшать, по прежнему не появилось.
Единственное, что меня так искренне улыбнуло в этот раз - отдел детских товаров, а точнее отдел с игрушками. Можно бесконечно наблюдать за тем, как у прилавков стоят озабоченные и растерянные отцы. Одни, пытаются выбрать куклу и судя по их виду, даже понятия не имеют, какую именно. Другие, облепили мальчишеский отдел и живо выбирают своим маленьким героям именно то, что они сами так жадно желали в детстве. А может быть, желают и сейчас.
Они теряются, чешут затылки, что-то громко обсуждают между собой или с женой, по телефону, и всё это навевает на тебя неописуемый приступ искреннего восторга и улыбки, в тот момент, когда ты наблюдаешь за ними совсем украдкой. Я еле сдержала приступ смеха пару раз. Настолько это было мило и неряшливо. Вся эта новогодняя кутерьма. Праздничное настроение и открытые сердца людей. Для любви, для сказки, для волшебства.
Почему люди не могут быть такими 365 дней в году? Почему им вечно нужны какие-то поводы, чтобы настолько открыть своё сердце? Почему только какой-то особенный праздник, должен быть единственным проявлением всепоглощающей, необъятной любви? Раз в году. Может быть два. А в остальное время мы совершенно забываем, что вся наша жизнь должна быть подобным праздником.
Подобным проявлением любви.
Ко всему.

Нашла свою старую переписку.
2015 год.
Почти ровно два года назад. Время настолько быстро пролетело, что я даже не успела остановиться. Не успела разглядеть тот самый миг, когда всё испортилось. Когда растворились обещания, данные друг другу в том небольшом чатике. Когда же они стали ложью. Тугой, вязкой, липучей и противной. Невыполнимой миссией, от которой только наворачиваются слёзы на глаза.
Мы, как будто были другими людьми, по отношению к друг другу. Это неумолимое, странное ощущение, лицезреть себя старую. Видеть всю свою глупость и слабость и только сейчас её осознавать. Это всё исчезло настолько быстро, что кажется будто бы и не было. Будто бы это всего лишь сон. Один, большой, затяжной и вялый. Огромный сон, длинною в два года, от которого я смогла очнуться только сейчас. Я всегда любила сны больше, чем реальность. Они всегда давали мне какую-то неописуемую свободу выбора, которой в реальной жизни, по сути, у меня, совсем нет.
Поэтому, мне всегда так болезненно просыпаться.
Даже тогда, когда сны переходят на реальность и близкие мне, люди, становятся их неотъемлемой частью.
Я больно просыпаюсь, когда они уходят.
Больно просыпаюсь, когда лгут или просто пропадают, ничего не объясняя.
Больно просыпаюсь...
Простите меня.
Вот правда.
За то, что когда-то было не так. За то, что сейчас что-то не так. Я не жду, что вы поймёте и простите, но знайте, что я то вас всё равно отпущу.
Потому что прощаю и понимаю, какими бы вы ни были.
Потому что люблю.
Поэтому... Все люди, ушедшие, все люди, которые не нашли сил просто со мной поговорить, все люди, кто сделал свой едино-правильный выбор: простите меня.
И я прощаю вас.
Насовсем.

Амели.

­­


Категории: |Memories, |Bye., |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Путь маленькой женщины., |Я.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 2 декабря 2017 г.
`90 | Everything passes... | Амели Мур. 16:36:36
90.
10 осталось до ста.

Когда-то, мы с вами уже проходили данную цифру здесь.
Давно это было.
Очень давно.

Только вот, поймала себя на одной маленькой и узкой мысли: "всё проходит - ничего не меняется".
Может быть, так только во мне. Безудержное желание каких-либо перемен всё равно приводили меня в ту очередную нишу пустоты и одиночества, которых я так много и отчаянно избегала.
Любимые люди уходят. Молча. Не говоря ни слова. Просто так.
Года уходят, закапываясь в песок или снег.
Постепенно уходишь и ты.
Ты сама.
Возможно, погружаешься в свои мысли или в обыденные дни. Возможно, в планы и цели. Я погружаюсь в работу и всё больше понимаю, что основная составляющая меня, сейчас не желает ничего другого, кроме одиночества. Тотального и беспросветного. Какого-то мирного и отшельнического, чтобы никто не мешал. Наверное, эти мои тихие мысли и отпугивают окружающих людей от меня. Остаются самые стойкие, бравые, самые близкие, но и с ними когда-нибудь разойдутся пути. В разные города, разные страны, разные стороны. Так бывает очень часто. Это просто жизнь.
Вот, одна из нашей квадро-тусовки, уже купила билеты в Лондон. Англия всегда была для неё тем местом, куда она стремилась поехать. Сейчас, это всё постепенно становится явью. Я так сильно рада за неё, но одновременно успокаиваю себя, что, ведь, Лондон, это не далеко. Лондон - ты всегда можешь туда поехать. Лондон - туда едут все. И ты сможешь, как-нибудь. Ну, понимаешь, выбраться туда на выходные, чтобы увидеть красивую ёлку на главной площади и встретится с родными тебе людьми.
Но, это может быть раз в году или всего пару раз. Ты не сможешь позвать её на кофе в любую минуту, потому что расстояние берёт своё. И связь исчезает. Кому, как не тебе, Амелия, об этом не знать.
Вторая уже учится в Каунасе! И не смотря на то, что это, в принципе, совсем не далеко, но вы всё равно стали меньше видится. Меньше разговаривать, меньше друг другу доверять. Вы вместе за одной партой были 8 лет. Ещё накинуть сверху 4 года, после окончания школы и получится история о долгой, длинной и красивой дружбе. А потом она заканчивает учёбу и по всем своим планам улетает в Австралию. И это ещё дальше, чем Англия. Это, же, совсем другой континент.
Уже -2.
Третья, усиленно изучает немецкий, ведь стажировка в Германии, явно пойдёт на пользу в её работе учителем. И ты, знаешь, что это исключительная и самая лучшая правда, которая только может для неё быть. Ибо работа учителем в Литве - неблагодарный, каторжный и малооплачиваемый труд. Ты знаешь это, по своей матери и поэтому сама постепенно уговариваешь её точно уехать в Германию. Ведь, там её ждёт лучшая жизнь. Может быть, гораздо более перспективная и менее нервная, чем здесь.
Англия, Австралия, Германия...
Литва...
Я остаюсь. Одна, влюблённая в эти леса и поля. Понимающая, что да, тут всё плохо, не перспективно и туго, но всё равно старающаяся даже в такой ситуации, найти какие-то плюсы.
А любимые люди продолжают уходить.
Кого-то отбирают обстоятельства, кого-то лживые слухи о тебе, кого-то жизнь, а кого-то и вовсе - смерть.
И всё ближе кажется тот домик в глуши. И всё молчаливей и странее становишься ты.
Словно бы, старше, не с каждым годом, а с каждой, уходящей минутой.
Как будто твоё тело дряхлеет и вот уже к 30-ти годам ты станешь старой, трухлявой и древней старухой, которая вечерами сидит на лавочке у подъезда и отчаянно пытается что-то рассмотреть в абсолютной пустоте.
Страшное зрелище. Старые люди напоминают нам о том, как можно всю жизнь к чему-то стремиться, а в итоге остаться ни с чем.
Но, странно...
Если у одних старость наступает ближе к 70 годам, то почему моя старость...
Наступила...
Именно сейчас?

Амели.

­­


Категории: |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Memories, |Путь маленькой женщины., |Я.
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 30 ноября 2017 г.
`89 | Madness in night... | Амели Мур. 00:08:02
Ну, наконец-то.
Меня отпустило.
Из этих нескольких, утопающих в боли, дней, тянущихся вереницей воспоминаний, ностальгией и желанием всё вернуть.
Всё исправить.
Отпустило. Я почти не помню, что было со мной. Помню только по ощущениям. Через нескончаемые слёзы и боль.
Да, конечно, всё не могло для меня закончится просто так. Я была бы кем-то другим, если бы после стольких натяжных дней, когда я отважно держала голову и нос по ветру, я не дала бы тотальную, беспробудную и слишком глубокую слабину. Я была бы кем-то другим, если бы просто на всё забила и в ужасе не просыпалась по ночам, при этом чуть ли не залезая на стены.
Я была бы кем-то другим, если бы не дала моему сумасшествию дотронуться до себя.
Снова.
Изрыгая стоны, задыхаясь слезами, закутываясь в подушки, проводя бессонную ночь в немом консилиуме своих "любезных" дам, которые в этот раз виновато молчали, опустив глаза в пол.
На этот раз рыдала я, а не кто-то другой. Ни Моргана, ни Амелия, ни даже Алесса. Я и только я. До отчаянной хрипоты в лёгких, до боли в груди и спине, до изнеможения.
Я давно так не рыдала. Обычно всё всегда заканчивалось молчаливым спихиванием ответственности на кого-то другого внутри себя. И эту боль выносили другие. А сейчас... Я впервые осмелилась принять это всё на себя. Впервые сказала себе, что хватит постоянно увиливать от этого, хватит потакать своему собственному сумасшествию, ведь если ты снова попытаешься спрятаться, то так и не научишься жить свободно.
Никогда.
Дамы молчали, не найдя слов утешения. Я даже заметила у нескольких из них слёзы в глазах, которые словно бы застыли в немом оцепенении.
- Теперь ты почувствуешь то, что многие годы испытывала я...
Алесса была рада такому положению и исходу событий. Она единственная наблюдала за моей истерикой в немом благоговении и продолжала питаться всем тем, что раз за разом выходило из меня.
Боль и страдания.
Страдание и боль.
Невероятное отчаяние. Такое чёрное, такое вязкое и густое, что если бы я верила в Библию и то, что там написано, непременно бы сказала, что это всё и называется грехом.
Я никогда не думала, что это настолько больно - взять всю ответственность только на себя.
Я также никогда не думала, что смогу в одиночку вынести всё это. Всё это, копившееся во мне, годами, отходящее на второй план и формирующее самую тёмную сторону во мне из всех самых ужасных сторон. Наверное, это сродни многочисленному обстрелу тебя, но при этом, понимая и принимая всю свою способность чувствовать, весь болевой порог и бессмертие. Ты не можешь умереть, но и не чувствовать боль, от врезающихся в кожу, пуль, ты тоже не можешь. Мне кажется, что я даже пару раз теряла сознание, а потом приходила в себя и это начиналось заново. И продолжалось... Нон-стопом... Не давая мне принять пищу и спать. Не давая мне даже подняться с кровати, потому что даже это было слишком болезненно. Я проебала работу, проебала всё, что можно было проебать в эти дни, не отвечая на звонки, мельком, приходя в сознание, порой отписывая что-то невнятное на чьи-то пришедшие смс. А потом...
Я просто проснулась.
Сегодня утром.
И поняла что слёз и эмоций просто не осталось. Что внутри образовалась огромная, чёрная, всасывающая всю меня во внутрь, воронка, которая просто напросто кишит пустотой. Ко всему.
Я машинально, как робот, оделась, собрала вещи и пошла на работу, а вечером чуть не совершила ужасную ошибку, просто потому что думала, что мне уже всё равно.
Но, Мироздание... Оно не оставляет меня. Какой бы сукой оно ни было, но в нужные моменты, оно почему-то считает нужным и правильным меня уберечь. В этот раз получилось точно также. Я не знаю, сколько ещё мне придётся принять на себя, но теперь, кажется, я готова...
Готова сказать себе:
- Прости...
И в ответ услышать:
- Прощаю.

Амели.

­­


Категории: |Магдалена, |Не стерпимая боль., |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Сайлент Хилл
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 26 ноября 2017 г.
`88 | Darkness is coming... | Амели Мур. 00:49:26
Противно и гадко от того, что ему плевать.
Что всем плевать.
А ты сидишь такая потерянная и разбитая, выжимаешь из себя последние признаки жизни и отчаянно стараешься не думать о плохом.

Ну, а ты, красив, как Бог.
Один и второй.
Чёрный и белый.
Оба.
Куда мне до тебя? Куда мне до вас всех, со своей психической и моральной неустойчивостью? Куда мне до вас, таких идеальных, пафосных и жеманных, далёких и не похожих, постоянно утверждающих, что вы не от мира сего, что не созданы для отношений, а созданы для свободы и полноты жизни? Для саморазвития, самореализации, для привнесения во Вселенную чего-то шедеврального с ваших таких многогранных сторон? Ведь, я тупа, как угол, прямая, как шпаты на рельсах и открытая, как белоснежный пергамент в руках у юного художника.
Куда мне до вас?
С моими тугими, глупыми попытками любить. Безгранично, безвозмездно и постоянно. С моей собачьей преданностью, с моей самоненавистью и постоянными угрызениями совести.
С постоянным страхом всех и всё потерять.
Я уже потеряла. Почти всё. Почти всех. Каждый раз, листая телефон я порываюсь найти человека, с которым бы просто могла в обнимку помолчать, который бы не видел во мне всё это вечное, закалённое железо или напыщенные, надуманные проблемы, с которыми я точно справлюсь сама. Ведь, она у нас баба-кремень, она у нас и коня на скаку остановит и в горящую избу войдёт. Как это она не справится со всем? Справится. Ещё как! Такие люди никогда не ломаются!
Никогда.
А я ломаюсь. Каждый раз всё больше и больше, хуже и хуже. Держу холодное, строгое, похуистичное лицо, пытаюсь не замечать сотен тысяч ножей, воткнутых мне в спину по самую рукоять, от самых близких. Улыбаюсь, превозмогаю боль, достаю из себя эти сраные, острые лезвия и натачиваю их до блеска. Вновь подаю их тем, кто втыкает в меня с новой силой, всё глубже и больнее. Час от часу. День ото дня.
В меня вообще никто не верит. Абсолютно никто. Никто не верит ни в мою постоянную внутреннюю войну с самой собой, ни в меня, непосредственно, как в личность, способную чего-то достичь. Они яро ставят мне на лоб клеймо неудачницы и лгуньи, актрисы погорелого театра и громкоглассно обсуждают все мои болезненные косяки за спиной. А в этот момент я отчаянно перебарываю сама себя. Отчаянно пытаюсь не быть, как они, отчаянно пытаюсь ничего не ждать и надеяться только на себя. Отчаянно пытаюсь оправдать и полюбить каждого, даже того, кто яро меня ненавидит, унижает и готов смешать с искромётным дерьмом. И это в тысячи, в миллиарды раз больнее, безгранично любить тех, кто этого совсем не заслуживает. Любить прохиндея и алкоголика-отца за то, что он тебя бил по рёбрам ногами, смеясь растирал спёкшуюся кровь по твоему исхудавшему лицу, когда ты, пытаясь сохранить серьёзный вид и рассудок, отчаянно шептала "не надо". Любить друзей, которые хотят бесплатных погадашек и во всём разобраться и им совершенно не важно, что в этот момент может твориться у тебя внутри, потому что ты, естественно не скажешь. Никогда никому не скажешь, никогда никого не упрекнёшь, потому что безгранично любишь. Любишь их всех и заботишься. До своего самого последнего вздоха.
Как ты не понимаешь... Любовь, это не то чувство, которое можно просто так взять и выключить. Оно выше всего. Оно всегда было выше и больше, чем я, чем моё существование, чем абсолютно всё то, что мы были с тобой, что представляли из себя. Я готова была принять каждый твой загон, каждый косяк, ни на что не надеясь. Каким бы ты ни был, что бы не случилось, я всегда настолько буду тебя любить, что приму абсолютно всё.
Ты оторвал. Оторвал всё, что было важного во мне. Из меня постоянно так отрывают любимые люди, но я никогда бы не подумала, что на это способен и ты. Ведь, ты, как никто другой, хорошо знал, что такое, когда твою душу ампутируют. По частям.
Знаешь, ты не поверишь мне. Не поверишь, потому что в твоих глазах это бред сивой кобылы, но я забрала всё, что было плохого с тобой, на себя. Усилиями, через боль, каждую ночь, когда мы спали в одной постели. Человеческая сила, человеческое слово и энергия, могут созидать удивительные вещи. Я так отчётливо помню, как просила Мироздание, чтобы она забрала всё плохое, что есть у тебя и отдало это мне. Чтобы тебе стало лучше. Морально, физически, да как угодно. И мне было настолько плевать на последствия, что когда у меня появилась полная апатия и безучастность ко всему, я даже не удивилась. Безучастность... К другим, к миру и к самой себе. Ко всем, кроме тебя. Это невыносимо.
Ты сказал на мою любовь - не стоит.
Это самое болезненное, что могло случится со мной. Отвергнуть мою суть. Моё существование. Отвергнуть меня. Выбросить меня, как использованный платок, в который ты сморкался сотни тысяч раз. Выбросить, а потом приткнуть мне, что я не так уж волнуюсь, раз держу лицо, что мне всё равно. Каждый раз, когда твои слова болезненно ранили меня, я держалась до конца, как боец, как герой, как смертельно раненный солдат. А потом блевала чернотой. Она сочилась из меня отовсюду. Изо всех щелей.
Ты хочешь, чтобы я стала красавицей, на которую оглядывались бы все. Ты хочешь, чтобы я носила портмоне с важными документами, очки и строгий костюм. Хорошо разбиралась в экономике, доходчиво вела бизнес и рвала задницу, чтобы всем угодить, а особенно тебе. А ты просто будешь наслаждаться рядом с этой куклой, живым роботом, без чувств, желаний и души.
Вы все так хотите, чтобы у меня не было души, потому что свою вы уже совсем распродали. По мелким частям. В разные стороны. Со скидками и без.
Я никогда не продавала и не продам себя. Я никогда не скажу, что моя способность любить вас всех, чтобы вы не сделали, это моя огромная, отличительная слабость. Мне не стыдно. Я не буду это скрывать и выставлять себя жестокой, хладнокровной ублюдочной мразью, чтобы больше мне не было больно. Я буду каждый раз собирать свою разбитую душу по частям и учить других людей, что любить не сложно. Что каждый достоин любви. Что каждый имеет право на ошибку. И что любить надо не за что-то. Любить нужно просто за то, что ты есть.
Мне не стыдно говорить тебе всё это, пускай даже и здесь.
Мне не стыдно отвечать на твои слова о том, что "я не старалась", что я "бесхребетная и слабохарактерная", что "ничего и никого не стою".
Мне не стыдно показать тебе, что я слабая. Не стыдно показать это всем.
Ведь, как сказал Тони Роббинс, в слабости иногда заложена самая огромная, непомерная сила, которую никто и никак не может постичь.
Мне не стыдно сказать тебе, что я до сих пор тебя люблю и не верю в то, что ты бездушная тварь, как ты сам о себе любишь рассказывать.
Потому что я видела твои глаза, знала, что ты чувствуешь, в какие моменты ты был счастлив, в какие ты был болен, в какие ты не верил ни во что. Я всегда верила в тебя, хоть ты никогда и не верил в меня. И может быть, знаешь, поэтому ты выбрался. И сам знаешь из чего. Потому что забрал эту нужную силу у меня и я совсем не жалею. Не жалею, что отдала тебе это, даже если ты этого никогда так и не признаешь. Я никогда и ни о чём не буду жалеть, даже, если сдамся и добровольно войду в петлю.
Я никогда не о чём не пожалею, даже, если вы все убьёте меня.
Окончательно и бесповоротно.
Вы больше не заставите меня ненавидеть вас всех.
Я больше не сяду на эту иглу, ненависти к окружающим и себе. Я больше не дам Алессе завладеть мной.
И пока, сейчас вы наслаждаетесь тем, что избавились от меня, я тоже отдохну. Отдохну и вернусь в колею.
А потом?
А потом мы начнём с вами, всё сначала...

Амели.

­­


Категории: |Для друга., |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Путь маленькой женщины., |Я люблю тебя., |Я., |Сайлент Хилл
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 20 ноября 2017 г.
`87 | Winter is coming? | Амели Мур. 23:07:17
Есть определённый мужчина, который способен свести меня с ума.
Да, да.
Вы не ослышались.
Всё именно так.
Он появился в моей жизни слишком внезапно, чтобы я успела всё адекватно оценить и правильно среагировать. Внезапно, но предсказуемо. И это также стало ключевым моментом моего милого, временного и упрямого помешательства, в котором я не хочу признаваться даже сама себе. Ведь, стоило мне попросить Мироздание, даже в шутку, как оно приняло всё это за серьёзную, чистую, одну, цельную монету и ответило мне косым ударом в бок.
- Только не думай, что раз ты попросила, всё достанется тебе слишком легко.
- Я знаю.
Знаю, что ничего не бывает спроста...

Он похож на один огромный, массивный, нескончаемый сгусток силы. Внешней и внутренней. Единой и не рушимой. Такими были люди встарь. Такими теперь описывают мужчин только в книгах. Рыцарская честь, непреодолимая, непоколебимая, не рушимая. Стальные нервы и упорное умение идти вперёд, не оборачиваясь на искушения. Я вижу цель и иду к ней. Только холодный расчёт. Только, крепко сжимая, упругую рукоять топора, в могучей руке. Ему легко подчиняются женщины. Практически все до единой. Женщинам вообще мало нужно, чтобы влюбиться и потерять голову. А для нас, таких осушенных этой сложной, тлетворной и дрейфующей, эпохой вечных запутанностей, неясностей и трудностей, хватает лишь малейшего проявления той самой огромной мужской силы давних предков, хоть в ком-то, чтобы просто и окончательно потерять голову. Раз и навсегда.
Ещё с самых первых слов нашего знакомства, я начала сравнивать его с богатырём, а того и гляди, с викингом. Густая борода, огромные, широкие плечи, массивная спина и руки. Мужские руки всегда были какой-то особенной слабостью для меня. Наверняка, поэтому мне сразу захотелось съёжиться, когда мы только-только встретились. Я, привыкшая держать строгое лицо и позволять себе в присутствии других только проявление силы, почувствовала себя странным, слабым и рассеянным существом, несущим глупости на каждом слове. И ещё эта удивительная невозможность собраться. Это напрочь выбило меня из состояния постоянной крепкой колеи, из всей моей зоны комфорта и умения вести себя, как надо и как планировалось, в любое время. Меня это напугало. И разозлило. Нет, наверное, разозлило всё таки больше. Ведь, я совсем не привыкла чувствовать себя слабой, беспомощной и глупой. Не привыкла сдаваться и уступать, а здесь... Мне не только представилась возможность ощутить всё это в полной мере на себе, но и хотелось сделать всё это добровольно. Именно сейчас и именно с ним. Все мои части сознания хотели этого. Все мои пятеро дам.
- О, Господи! Боже! Это невероятно! Он совершенной такой, каким мы описывали его в наших "святых" писаниях глубокими ночами! Это именно он! Ошибки быть не может! Совсем! Никак! Абсолютно! Он божественен!
-...и поэтому, он, скорее всего дико самовлюблён и упрям, - хищно улыбнувшись, ввязалась в разговор вторая, рыжая.
- Ну, знаете, братва, это уж лучше всего того, что было у неё до этого индивида! От него, хотя бы веет мужской силой и энергией, чего не скажешь обо всех предыдущих. И если мне не дают свободы выбора в женщинах, то я бы действительно предпочла делить душу и тело именно с таким, как он, а не с теми ущербными хлюпиками, что были до него.
- А, вот баланса в его мире нет, - завела свою старую шарманку Овсянушка: Это отличительно указывает лишь на то, что ему часто делали необратимо больно и он в чём-то сильно разочарован.
- И я даже, скажу вам, дамы, в чём, - надменно протянула рыжая: В любви. В любви и отношениях, дорогие мои. Но при этом, он считает, что любую может затащить в постель, при этом не ощущая никаких чувств, кроме страсти. Хмммм, я думаю, что нужно это исправить самым жестоким образом из всех!
- Марья... Моргана права. Но только без жестокости! А даже наоборот! Нужно доказать ему обратное. Это именно то, что нужно и необходимо сделать! Сначала будет неистово сложно, но потом...
- Потом?... Потом он сделает тебе больно.
Последняя, самая чёрная и мрачная, всегда говорит и напоминает мне о серьёзных последствиях всех моих мимолётных сумасшествий. После неё другие дамы затихли, но я по прежнему читала в них немой призыв, хоть к какому-нибудь действию. Хоть, к какому-нибудь ответу. Хотя бы к сему-нибудь.
- Нет. Ничего не будет. Не в этот раз. - тихо и неприкаянно отвечаю я, отчего вспыхивает мгновенный хаос.
- И правильно. Это до добра не доведёт. Хотя я бы поиграла с ним! Жестоко и самолюбиво! Ведь рушить планы мужчин так приятно!- осторожно, но соблазнительно крысится рыжая.
- Но, это не честно! Ты даже не спросила совета у нас! Даже не попыталась! - заливается слезами серебряная.
- Ну, твоё дело, братуха. Я всё равно больше по бабам. - равнодушно отмахивается третья.
- Я согласна с Амелией, если не попытаешься, то потом точно будешь жалеть. - мягко пытается убедить меня Овсянка.
И лишь одна, пятая, молчит. Та, что чернее черноты во мне. Молчу и я, не отрывая взгляда от дубового пола в том пабе, где в ту минуту сидели рядом мы с ним.
- Этот разговор окончен, дамы. И это моё последнее слово.
Всё затихает. Пятая смотрит на меня своим побелевшим, ссохшимся лицом, из мрачной завесы. И в её глазах я не вижу ничего, кроме усталости, грусти и сожаления. Но, я знаю, о чём она думает. Меня так просто не провести.
- Ты послушала моего совета, хотя почти никогда не делаешь этого. Почему?
Я болезненно ухмыляюсь. Стараюсь не смотреть больше ей в глаза.
- Потому что я знаю, что ты хочешь сделать и что тебе нужно. Страдания и боль? Ты неисправима, Алесса. Я тебя огорчу, он уже успел мне понравится со всеми его тараканами и таинственным нутром. И поэтому... Я не дам причинить ему вред. Ты, ведь этого хочешь от нас всех? Не так ли? Именно поэтому ты ночами нашёптываешь Моргане, чтобы она применила всю свою жестокую магию и попыталась сломать его? Моргана глупа. Ей нужно чувство удовлетворения собой. Она не полноценна и поэтому так жестока и самолюбива к мужчинам. А ты... Ты - другое. Ты хочешь выжить. Не хочешь исчезать из меня и поэтому, тебе нужна боль. Чужая душа и слёзы, которыми ты должна питаться. Потому что... Своих уже недостаточно. Они не радуют тебя. От слова - совсем.
Её бледное спокойное лицо внезапно искажается в ужасной гримасе. Я бы даже осмелилась назвать это улыбкой, если бы не знала, сколько ненависти, злобы и сумасшествия отражено на её устах. Она так ничего и не сказала мне. Просто исчезла. В густой темноте...

А он уже во всю объясняет мне о предстоящих уроках по фехтованию. Рассказывает истории. Про реконструкцию. Мне тяжело смотреть ему в глаза, но я всё равно смотрю.
Если бы у него было тотемное животное, то только медведь. Раньше я думала, что вероятнее всего - волк, но я ещё никогда так не ошибалась. Именно медведь. И никто другой. Он выглядит таким же могучим и мощным. Таким же непробиваемым и мудрым. Таким же далёким и древним, как все наши предки. Он сам говорит о себе, что он шаман. Ведь, кузнец и шаман из одного гнезда. Старая якутская пословица, знаешь ли. Знаешь об этом, ведьма? Знаешь?
Знаю.
Теперь я понимаю, почему мне до сих пор хочется съёжится. Ведь, я всегда неистово боялась медведей. Встретить данного зверя на своём пути в лесу - одно из самых страшных для меня. Он разорвёт тебя в клочья. Не оставит ни одного живого места, даже, если ты такой же массивный, как и он. Даже, если лось твой тотем. Тебя не спасут ни рога, ни скорость, ни вялая возможность спрятаться. Ты просто беспомощен перед ним и остаётся лишь единственная, полагающаяся на удачу, возможность - склонить перед ним голову и уповать на то, что ты останешься в живых. Во всех смыслах. А потом ты замечаешь, что он почему-то не трогает тебя. Смотришь ему в глаза, а глаза добрые. И смотрит он на тебя... По отечески так. По родному как-то. По умному. По другому.
Это странное, кощунственно предательское, ощущение, тогда загорелось во мне и почему-то не отпускает до сих пор. Он сам говорит о себе, что баламут, что куда приходит, там его помнят. И я, вроде бы, знаю все его проделки наперёд, все его мужские повадки, всё его нутро мне показали карты, всю его подноготную выложила интуиция и вот, я уже знаю, во что вляпаюсь, куда попаду, если поддамся, но почему-то все мои убеждения совсем не работают. Вовсе. Как будто произошло слепое замыкание и я теперь сильно заряженный магнит, который неистово тянет к этому огромному куску живой стали. Тянет настолько сильно, что я задыхаюсь в попытках подавить всё внутри меня. Ещё никогда мне не было настолько тяжело себя контролировать. Ещё никто не вытворял со всеми моими подсознаниями того, что вытворяет сейчас он. Одним взглядом. Одним словом или своим присутствием.
Амелия... Но тебе нельзя.
Ты знаешь, почему нельзя. Потому что вы настолько похожи между собой, что это даже похоже на какую-то особую, странную магию. Слишком много подвоха, слишком много соблазна.
Если кто-то из вас сломается, это придётся нести через всю жизнь и ты понимаешь это, как никто другой, моя дорогая Амелия.
Он видит в тебе гончую косулю. Добычу. Его добычу, которую нужно разорвать. Он разорвёт тебя. И ты понимаешь это.
Либо ты уничтожишь его своей непреодолимой, безудержной тьмой.
Этому не бывать, Амелия.
Никогда.
Поэтому... Что бы ни было, как бы дальше не развевались события, ты будешь держаться.
Ты не проиграешь ему.
Не проиграешь себе.
Никогда.
Дай мне клятву.
Сейчас.

Да...
Я понимаю...
Всё понимаю...
И я...
Клянусь.

Амели.

­­


Категории: |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Для друга., |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Я., |Сайлент Хилл
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 11 ноября 2017 г.
`86 | Why I'm working so much? | Амели Мур. 19:14:42
Я наверное очень странная особа.
Я ненавижу съёмные квартиры, брать кредиты и мне постоянно страшно. Страшно от того, что я понимаю - дома у меня нет. И случись со мной что-нибудь необратимое и абсолютно страшное, я знаю - пойти мне совершенно некуда и не к кому. Совсем. Именно поэтому, когда меня все спрашивают, почему я работаю сутками, я невольно улыбаюсь, игриво качаю головой и тихо бормочу о том, что мне просто нужен свой тыл. Хоть какой-нибудь. Пускай даже самый маленький. Именно поэтому, в моей жизни нет места лени и выходным. Именно поэтому, я знаю, что если хотя бы раз дам слабину самой себе, то всё покатиться к чёрту с молниеносной скоростью и приведёт меня к таким последствиям, которые я больше никогда не смогу разрулить.
- Тебе всего-то 23, а ты так беспокоишься о своём будущем и о жилье! Марь, да посмотри на других, ни у кого даже своей квартиры нет! Все тусуют!
Я не другие. Я никогда не хотела быть, как они. Мой постоянный, животный, инстинктивный страх, что я окажусь на улице, страх, что я вернусь и снова увижу на своём лице синяки от кулаков отца, заставляют меня вгрызаться зубами в любые возможности, выдирать их с кровавым мясом и жрать. Маниакально, истерически, по-животному. В такие минуты со мной будто бы случаются припадки выживания. Я могу не есть, не спать и не отдыхать сутками. Могу только работать. Могу всё стерпеть.
И в эти минуты мне абсолютно плевать на всё. На своё здоровье, на то, что я уже почти не держусь на ногах и на то, что вроде бы, всё и в порядке и нет смысла настолько перешагивать через себя. В эти минуты я не вижу пере собой ничего, кроме своего маниакального желания обрести дом. И мне до судорог страшно. И дико. И от этого я не хочу просыпаться по утрам.
Ничего.
Ничего.
Я просто должна. Должна, потому что, если отступать, то только в мусорки или на панель. Обратиться мне не к кому. Все зависят от меня. Во многом. Почти во всём. И если я сдамся, то всё действительно рухнет. Мне просто нужно взять себя в руки. Просто нужно забыть о том, что я чего-то не могу. Мне нужно забыть о том, что я женщина. Забыть, что я по-настоящему слаба. Снова. Но, зато... Потом это принесёт свои плоды.
Я знаю.
Я верю в это. И иду.

Амели.


­­


Категории: |Путь маленькой женщины., |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Ненормальная., |Я., |Ужас мыслей.
Прoкoммeнтировaть
четверг, 9 ноября 2017 г.
`85 | Always superfluous... | Амели Мур. 23:20:29
Вот наконец-то и я оказалась в том списке...
Да, да, именно в нём, из которого не подлежишь возврату. Список подписчиков, не желанных людей, куда обычно таких, как ты, назойливых или прошлых, беспринципно справляют, как нужду, чтобы начать новую жизнь.
Это так странно. Любить и жить с человеком два полноценных года, а потом вот так... Больше кусок ненужного мяса. Я, конечно, скажу тебе "до скорого", но больше никогда не напишу.
Он, наверное, называет это - "уходить по-английски". Молча, ничего не выясняя, без прикрас. Он, конечно же, хочет сделать всё, как можно тише и плавнее: сначала невольное удаление из друзей, перемещение в подписчики, потом снисходительная помощь с переездом, а затем последняя смс, последние слова, последние минуты.
Ты, конечно же, думаешь, что я стану истерить, если ты всё скажешь мне в глаза? Думаешь, что буду бегать за тобой, как собачонка, отчаянно вымаливая ласки или краюху хлеба, чтобы не умереть с голоду? Таких мыслей я заслуживаю? Таких тихих, подводных, как течение, камней? Хитрых, скользких, противных и лицемерных. Улыбка в лицо, довольные пожелания, чтобы я там была счастлива, держалась тут и всего хорошего, а за глаза... Отвратительная, зловонная клоака. За глаза мысли о том, как же она, в конец заебала, как же она ничего не стоит и о, боже, скорее бы она ушла. Исчезла. Будто бы её и не было. Никогда.
Расслабься.
Я не стану такой, какой хочешь меня видеть ты.
Мне от рождения была дана воля, видеть всё, но это абсолютно не значит, что я буду шпионить, бросаться на тебя с кулаками при первом удобном случае или чего ты там ждёшь.
- Значит, не так уж тебе всё это и было важно. Значит, тебе всё равно, раз ты так холодна.
Нет.
Нееееет, мой дорогой. Если я отчаянно не бросаюсь в истерики и достойно держу лицо, это совершенно не значит, что внутри мне не больно. Это не значит, что внутри я пуста.
Просто, что станется от того, что ты всё увидишь? Ещё раз потешишь своё самолюбие, как это любят делать мужчины, наслаждаясь девичьими страданиями? Ты отчаянно избегаешь прямого взгляда со мной, а затем заявляешь, что мне всё равно, раз я так на всё холодно реагирую.
Так вот, знай.
Я лучше задохнусь слезами в ночи, разрежу себе все руки, утоплю своё здоровье в болезнях, чем покажу это всё тебе.
Я лучше буду месяцами напролёт блуждать в потёмках, чем опять попадусь на тебя-приманку, фальшивый луч света, за который когда-то хотелось уцепиться.
Я лучше подохну, чем заставлю тебя гордиться тем, что ты сломал меня.
Не сломал.
И никогда не сломаешь.
Глупое, эгоистичное существо, которое настолько нуждается в любви, что отбирает у людей душу. Выпивает, без остатка, без дна, а затем требует взамен что-то ещё и ещё.
Я не отдам тебе себя. Отдавала два года, но теперь ни за что не отдам. Даже, если попросишь. Даже, если будешь умолять.
Ты выбрал свой путь. Я настолько тебе мешала, что ты решил сначала воспользоваться мной, всякими доступными способами, а потом выбросить, как использованный платок.
Что ж.
Я не буду мстить.
Ты сказал, что ты любишь одиночество. Что ж, будь одинок. Настолько же одинок, как я. Я искренне хочу, чтобы ты когда-нибудь почувствовал это.
По-настоящему, а не с напускным, вечным пафосом, понимая, что у тебя есть семья и прочный тыл за спиной в виде матери.
Я хочу, чтобы твоя карма тебя настигла и не потому что я желаю тебе зла, а лишь потому, что именно тогда ты поймёшь. Именно тогда ты оценишь всё то, что было во мне на протяжении этих двух лет. Всё то, что я сжигала в себе раз за разом, чтобы потом, как Феникс возникнуть из пепла и исцелить тебя.
Ты точно, когда-нибудь, поймёшь.
А сейчас... Мне не нужно твоего лицемерия и жалости. Мне не нужен повод снова вернуться к тебе. Мне не нужен ты. И вся твоя напускная философия о том, что любить нужно просто за то, что ты есть.
Мне не нужно всё это.
Ведь если ты сам настолько не уважаешь свою мораль, что предал её, то...
Почему её должна уважать я?


­­


Категории: |Bye., |Memories, |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Путь маленькой женщины., |Я.
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 26 октября 2017 г.
`84 | Missing myself ... | Амели Мур. 01:10:49
Я уже и забыла, когда в последний раз обнимала его во сне.
Это тоскливое ощущение холодной подушки по-соседству, порой вводит меня в ненавязчивое недоумение по утрам. Я всё ещё просыпаюсь с мыслью: "Ох, а он уже встал?" Иногда мне слышится звук журчащей воды в душе и сквозь сон я мимолётно улыбаюсь, продолжая надеяться, что он подойдёт, потрясёт одеяло и разбудит меня.
Маша, пора на работу.
Вставай.
Но, в итоге журчание воды доносилось от соседей. Это я понимаю, когда окончательно открываю глаза. На часах 7:00. Вокруг тишина.
Я нехотя слезаю с кровати, включаю везде свет, машинально жму на кнопку электрического чайника и достаю чашку. Теперь уже одну, хотя раньше доставала две.
Раньше у меня никогда не было проблем со сном, проблем со здоровьем, проблем с восприятием мира. Теперь же всё иначе. Старею. Мне это не нравится.
Чай уже вскипел. Я наливаю кипяток в прозрачную чашку и медленно, тормознуто смотрю, как поднимается к верху заварка, как копошатся в ней маленькие чаинки, как растворяется сахар. У меня существует свой маленький, странный ритуал. Если сахар исчезает на дне медленно и томно, то день обещает быть сложным и тяжёлым, если же исчезает мгновенно, то всё пройдёт на легче, намного лучше, чем ожидаешь. Эта до ужаса не точная, но правильная система, почему-то ни разу в моей жизни не давала сбой. Вот и сейчас. День обещает быть трудным. И тяжёлым.
На самом деле, хочется больше не приходить домой. Хочется ночевать на работе, хотя там совершенно негде спать. Стены этой маленькой, уютной квартиры, которую когда-то разделяли вы оба и которая казалась изначально такой родной, в один момент почему-то стали для тебя узкой клеткой, в которой так тяжело дышать. Стены давят на тебя с необузданной силой, особенно по вечерам, не давая тебе нормально есть, жить и спать. Особенно спать. Ватная, тяжёлая голова совершенно не чувствует подушки и постоянно болит. Тело немеет, не разгибается спина. Я и раньше спала в позе эмбриона, но почему-то тогда всё это напоминало беззаботное, спокойное преобладание в чём-то жидком, как действительная, полная подготовка к рождению. А сейчас... Я по ночам больше похожа на странного, скорчившегося уродца, заспиртованного в формалине в неестественных позах или на старую иссохшуюся старуху, над телом и спиной, которой нещадно поработали года. Я ёжусь в холодные одеяла, никак не могу согреться. Мне постоянно холодно. Постоянно.
Когда бесконечно долгими, затяжными часами в ночной темноте мне не удаётся уснуть, я отчаянно нервно думаю о предстоящем переезде. Справлюсь ли я? Соберусь ли? Смогу ли просто встать и победить свою бесконечную слабохарактерность?­ Свои страхи и комплексы? Свою запущенность, психические болезни и депрессию? Смогу ли самостоятельно встать на ноги? Смогу ли осуществить всё, что задумала или в итоге останусь ни с чем?
Я уже ни с чем. Со многим и ни с чем одновременно. Это странно понимать, что вроде бы на руках что-то есть, но с другой стороны ты ощущаешь зависимый недостаток чего-то. В тебе и во всём. Абсолютно.
Как будто их тебя вырвали тот какой-то важный, основной кусок твоего собственного "я", которое было лишь пустым отражением кого-то другого.
Если человек долго живёт кем-то, он становиться его неотъемлемой частью и это потом очень сложно изменить. Особенно тогда, когда из прекрасной, дополняющей ты превращаешься в отвратительный нарост и фурункул, от которого мечтают избавиться самыми жестокими методами и выбросить в урну. Меня выбросили. Грубо отрезали, не накладывая никаких косметических швов, аккуратно завернули в салфетку, чтобы не замараться и выбросили. Именно так я чувствую себя сейчас. Поэтому, так ничтожно и жестоко давят на меня эти стены, поэтому я так тяжело заставляю себя что-либо делать, поэтому у меня апатия ко всему, поэтому я не хочу просыпаться. Потому что мы - не уродливые наросты, от которых просто можно избавиться операционным путём. Мы не лишние, бездушные куски мяса, лишённые всяких чувств. Мы живые. Живее всех живых. И этому есть доказательство. Оно называется боль.
Да, уж. С сахаром я сегодня явно переборщила. Чай получился слишком сладким, впрочем, как и всегда.
Отношения всегда начинаются с трепещущих животе, бабочек. С громкогласных обещаний, удивительных заявлений. С необдуманных поступков, со знакомства не только с тем человеком, который тебе кажется милее всего на свете, но и с собой. С новыми внутренними ощущениями. С тем, что мы можем назвать светлой частью себя. Но, когда же отношениям приходит конец, чаще всего остаётся всего лишь потрескавшаяся, зачерствевшая земля, по которой проходят глубокие, болезненные трещины. И хотя над тобой в эти минуты темнеет облаками небо, дождь всё никак не может пойти. А потом срывается. На ливень и грозу. На шторма, на ураганы. Он заливает всю твою пустыню, все твои сухие трещины и объединяет их в одно. В глину. Или в мокрую, рыхлую почву, на которой можно заново что-то творить. В то место, в котором потом снова зародиться жизнь. И она без укоризненно там будет.
Я буду скучать. По этой квартире, которая сейчас давит на меня. По тому ощущению ламповой теплоты зимними вечерами. По ночным разговорам. По поездкам в те места, которые уже стали для меня совсем родными. И самое главное по людям. Людям, которые за всё это время стали чем-то на подобии моей личной семьи, такой нужной мне все эти года. Это невыносимо и больно. И я действительно буду скучать.
Но... Знаете.
Ещё есть одна вещь, которая сильнее меня.
Ностальгия по мне настоящей.
И её не смогут перекрыть даже самые тяжёлые времена в моей жизни. Её не может запугать ни один страх. Не сможет удержать ни один человек. Потому что это всё действительно сильнее меня.
И поэтому я ухожу.
В новую жизнь.

Амели.

­­


Категории: |Memories, |Вдохновение., |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Путь маленькой женщины., |Я.
комментировать 11 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 7 сентября 2017 г.
`82 | Blacker than black blackness... | Амели Мур. 16:14:07
Помогать другим людям, это, конечно же, хорошо.

Но, помогать им, не разобравшись в себе, в троекратной степени сложнее и даже, может быть, "познавательней".
Иногда, даже не смотря на то, что я каждый день, стоя перед зеркалом, усердно пытаюсь себя хвалить, потому что "доктор прописал", моя глубокая, лютая ненависть к себе, обретает верх моей внутренней пищевой цепи. И тогда я начинаю ненавидеть каждый миллиметр своего тела и мне кажется, что сколько бы добрых дел я не совершила, сколько бы не говорила себе в зеркало, что я достойна любить себя, это всё никогда не прекратится. Из-за этого у меня целый, такой внушительный букет из расстройств пищевого поведения, дисморфофобии, диссоциативного расстройства идентичности, прокрастинации и многих других весёлых вещей, о которых не раз упоминал мне врач. Она мне сказала, что я удивительный случай, потому что у меня всего по чуть-чуть. Но при этом я не теряю рассудка безосновательно. И это хорошо. Может быть я только потому ещё не сошла с ума, потому что в моём поколении совсем никто не болел шизофренией.
И вот это вот странное чувство, когда казалось бы все приходят к тебе за советом,но не представляют, как у этого вечно-улыбающегося человека могут быть хоть какие-нибудь жизненные проблемы? Неужели он, вечно умеющий найти правильный ответ для меня, сам давно уже запутался в миллиардных ответах на свои личные и такие вечные вопросы? И вот они отмахиваются в сторону, смеются будто это глупость, но даже не могут предположить о том, что вот этот "всезнающий помощник" сам частенько просиживает кресла в кабинетах психологов и психиатров.
Эта тьма темнее тёмной темноты.
И с ней слишком тяжело справится.
Одному.
Но, другого пути нет. Либо сдаться, либо ползти вперёд.
К ней на встречу.

- Знаешь, я тут просмотрела наши прошлые тесты, ну и как тебе сказать...
- Доктор, стало хуже?
- Ну, почему же ты сразу всегда думаешь о плохом.
- Это называется депрессия, доктор. Вы совсем недавно слишком явно намекали мне об этом.
- Хм, депрессия говоришь. И какова симптоматика данной болезни?
- Ангедония, инсомния, снижение настроения, пессимизм и расстройство пищевого поведения.
- Хммммм.... А ты, как я погляжу, хорошо осведомлена. Это похвально. Только вот зачем тебе это?
- Врага нужно знать в лицо. Так с ним легче бороться.

­­


Категории: |Я., |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Сайлент Хилл
комментировать 33 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 2 сентября 2017 г.
`81 | Past... | Амели Мур. 15:28:50
Читала старые записи всех своих дневников и поражалась своей бестактности и глупости. А, ведь я тоже, когда-то была полна ненависти, которая струилась прежде всего из-за ненависти к себе самой. Но, даже не смотря на всё это, я не жалею. Не жалею, что была чернью, ведь без тьмы не бывает света. Не жалею, что так часто и отчаянно болела. Не жалею, что занялась эзотерикой, психологией, философией и психиатрией. Сейчас вот понимаю, что иногда мне удаётся прочитать людей, как открытую книгу. Именно из-за этого порой я знаю, как с кем себя следует вести. Как разговаривать, доверять ли. Доверие, это вообще, знаете ли, штука сложная. Ловлю себя на мысли, что все мои внутренние демоны научились сосуществовать. После долгих лет работы над собой, я иногда всё ещё впадаю в глубокое уныние и темноту, но это бывает довольно редко и быстротечно что не может не радовать.
С принятием и пониманием себя приходит осознание и способность понимать и принимать других. Близких людей. И уже не корить их отчаянно за те или иные поступки. Всему находить разумное объяснение. Разумные оправдания.
Постепенно перестаёшь ненавидеть и прощаешь отца-алкоголика, который пол жизни только и жил тем, что лупил тебя и унижал. Постепенно прощаешь и бывшего молодого человека, на которого сначала дико злилась, держала мстительную обиду, но потом внезапно пришло осознание, что в проблемах ты была виновата не меньше, чем он. Мать прощаешь и понимаешь, почему она всегда так срывалась на тебе. Одноклассников, которые издевались. Многих начинаешь прощать, когда видишь, что жизнь-то у них, в действительности всегда шла и идёт под откос.
Просто... Счастливые люди не бывают злыми.
Зло - это удел отчаявшихся.
Ненависть - это боль, сокрытая железными прутьями.
Один раз ко мне пришла клиентка, которая хотела навести порчу на смерть. Всё это предназначалось её подруге, с которой переспал муж. Под гнётом задаваемых мной, вопросов, она начала кричать в неистовстве, как ненавидит этот мир. Так яростно, так обидчиво, что была похожа на 6-ти летнего ребёнка. И мне почему-то захотелось обнять её. И я обняла.
Какого же было моё удивление, когда она разрыдалась. Захлёбывалась в слезах. Хотя... Удивления у меня и вовсе не должно было быть.
Наша боль иногда никак не может выйти и от этого люди порой совершают немыслимые вещи. И как порой достаточно, чтобы вас просто обняли и выслушали, чтобы поговорили, чтобы показали: вам не всё равно.
Я всегда пытаюсь показать людям, что мне не всё равно. Даже, если не совсем понимаю суть их проблем. Разговоры, поиски ответа и любовь творят с людьми удивительные вещи.
Потому что каждому, даже самому холодному и чёрствому человеку, всё таки нужна любовь.
Я раз за разом убеждаюсь в этом.
Год за годом.

­­


Категории: |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Путь маленькой женщины., |Я., |Вдохновение.
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 1 сентября 2017 г.
`80 | Manifique... | Амели Мур. 16:23:51
Я как-то пообещала себе больше сюда не возвращаться. 8 долгих лет я вела этот дневник. Дольше лишь рукописный...
Но,знаете, я не могу без писанины, как бы не отговаривала себя. Мои мысли порой отчаянно лезут наружу своими бредовыми, философскими идеями и я уже убедилась на все 200%, что едва-ли найдётся в мире человек способный слушать меня ежечасно. Меня терпеть.
Именно поэтому моя необходимость в дневниках всегда была ясной и более менее разумной. Ведь,зачем нагружать других, когда можно просто нагрузить бумагу?
Правильно, не зачем.
Мне 22.
Уже 22.
Я ничем не отличаюсь от остальных людей.Также закончила школу,также болезненно-несостоя­тельна, также депрессивна и глупа, также, как и другие ищу своё место мире.
Знаете,иногда кажется, что и вовсе не найду. И что это совсем не тот, мой мир,в котором мне бы действительно хотелось найти это место.
Уж слишком он... Жесток, что ли. Слишком безжалостен и беспощаден.
В этом я убеждаюсь день ото дня, раз за разом.
И от этого только болезненней, только грустнее. Хочется, как в добрых, старых сказках: домик на краю леса, где неподвластно время, старая, добрая собака, ласковый кот и чай с малиновым вареньем. В последние годы это стало моей основной, особенной мечтой. И подобный домик я уже нашла. И собака с котом у меня уже есть. И всё, вроде бы, получается у меня, как нельзя лучше, но вот загвоздка в чём...
Я всё ещё страшусь одиночества.
С одной стороны оно мне кажется единственно сладким, непоколебимым противодействием от всех наступающих бед, а с другой... Оно само может стать тем недугом, от которого излечится потом не представляется возможным. Как сосуществовать без людей до конца? Ведь я всем своим трезвым умом понимаю, что на данный момент я всё также одинока, как была бы без них. Одиночество в толпе. Я думаю, многим это знакомо. Часто бывает так, что это они хватаются за меня, как за спасательный круг, ластятся, отнимают энергию, силы и совсем не понимают, что мне бы хоть тоже капельку уважения. Тоже капельку любви...
Я привыкла, что меня никто никогда не может понять. Я стараюсь понять, принять и оправдать каждого, но меня... Не могут. Это, знаете, словно бы ты королева в хрустальном замке и все твои подданные из стекла. Одно не верное движение и всё рассыпается осколками. Твои подданные любят тебя, обожают, но если ты даёшь слабину и если они перестают тебя понимать, то дрова для большого костра всегда запрятаны в их подвалах. И в итоге тебя всё равно сожгут. Рано или поздно.
Нет страшнее власти, чем непонимающая толпа.
Поэтому, я не могу жить среди всего этого одного долгого, затяжного театрального представления. Ссоры, скандалы, сплетни, слухи, политика, ненависть, войны, драки. Ты так устаёшь от всего этого, что в итоге становится всё равно. Ведь ты ничего не исправишь. Никто никогда не мог исправить. Никто никогда не сможет.
Поэтому, мне кажется, что я сделала свой выбор в пользу домика на краю леса, уже давно.
Лучше быть "тёмным" человеком, читать книжки про рыцарей и фей, растить алые розы на подоконнике в зимнюю пору и ждать праздников.
Лучше быть странной чудачкой, ведьмой, старой девой или кем-то там ещё, чем утопать во всей этой грязи и склоках.
Лучше быть им всем чужой.
Но быть самой собой.
Лучше любить так, как умеешь, без стереотипов, прикрас и испорченности. Лучше всегда оставаться незаменимо наивной и доброй.
Лучше так, чем все те реки и болота грязи, через которые я карабкаюсь в этом мире, каждый божий день.

Амели.

­­ ­­ ­­


Категории: |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Я., |Философия
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
среда, 30 августа 2017 г.
`79 | Mon pere... | Амели Мур. 11:50:04
Он проводит время с папой.
Папа приехал из Англии, с новой семьёй. Папа женился. И хотя, он то и понимает, что с его мамой они уже не вместе много, много лет и что вот эта новая женщина, такая хорошая и может быть даже лучше подходит, чем его родная мама, но всё равно он знает, что, хоть они и родные все, но семья-то другая. И папа чаще с ними бывал и бывает. С ними, а с вот с ним очень редко. Он улыбается, всех любит, со всеми вежлив и добр, помогает организовывать свадьбу, ему интересно, так нравится этим заниматься, но не упускает возможности остаться с ним наедине и поговорить... Так, о чём-то своём, мужском. О том, о чём говорить не с женщинами, да и в реальности по сути то больше и не с кем. Как-то раз я спросила у него, не обижается ли он на своего отца за то, что тот по сути не растил его толком, не уделял достаточно внимания, как теперь уделяет своему второму сыну. Он улыбнулся, махнул головой и ответил мне: "Чего ж обижаться. Просто это мой папа. Его надо знать." И вот, он всегда сам по себе. Полагается сам на себя и учит меня тому же. Говорит, что жизнь научила его любить одиночество и он в действительности очень его любит. Но, потом я вижу... Вижу, как светятся его глаза после разговора с папой. Разговора, такого редкого, такого не частого, такого нужного. И я всем своим трезвым умом начинаю понимать.
Ведь... Каждому нужен папа.
Ему нужен.
Нужен и мне.
Именно от этого меня всегда так тянуло ко взрослым мужчинам. Не в плане секса или отношений, а в плане какой-то надуманной детской, верной любви. Моими самыми любимыми учителями в школе были именно мужчины, никак не женщины. И не затем я бегала к физруку на каждой перемене, чтобы усиленно заниматься спортом. Я бегала к нему, чтобы после успешной сдачи нормативов, он так по-доброму, по-отечески погладил меня по голове, улыбнулся и сказал:
- Маша, ты молодец. Ты одна из лучших в классе.
И сразу становилось приятней. Сразу становилось спокойней. Лучше и светлее. Совсем не так, когда я возвращалась домой. Но, у учителя физкультуры, как и у многих взрослых, мимолётных мужчин в моей жизни, были другие дети, свои семьи и я для них, так, прилежная ученица, хорошая девочка, но всё ж таки чужая. Всё таки не своя. Своих заменить невозможно. Также, как не возможно заменить и папу.
Поверьте, я пыталась.
И вот теперь, каждый раз, когда чужие отцы хвалят меня, когда я знакомлюсь с родителями своих друзей, парней или просто по истечению обстоятельств со взрослыми мужчинами, каждый долбанный раз, замечая хорошая отношение к себе, в моей голове кто-то тихо шепчет: " а может вот этот вот человек сможет стать твоим папой?"
Не сможет.
Никто и никогда не сможет, как бы вы не старались.
И не важно, жив ли ваш родной человек или мёртв, потеряли ли вы его, случайно или это он сам сделал, выбрал за вас, всегда, безвозвратно и навеки вы будете ждать одного заветного вопроса от других людей, как жду его я:
- А ты... Будешь ли ты моей дочерью?
Для меня этот вопрос кажется более ценным, чем даже предложение руки и сердца. Если многие женщины готовы отдать жизнь за кольцо на безымянном пальце, то я готова отдать её за то, чтобы немножечко побыть хотя бы чьей-то дочерью. Чтобы получить его одобрение...
Того человека, которому ты с самого рождения была не нужна.

­­


Категории: |Меняй и меняйся., |Memories, |Магдалена, |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Я.
Прoкoммeнтировaть
среда, 22 марта 2017 г.
`78 |Je garderai le secret... | Амели Мур. 20:14:02
Я понимаю, что моя жизнь слишком коротка.
Я не успею сделать всего того, что запланировала. Не успею прожить её так, как изначально хотелось...
Мне.
И всем моим личностям, сидящим внутри меня.
Они хотят слишком многого. Бубнят в моей голове что - то. Каждый о своём. Одна, совсем мрачная, почти нелюдимая, говорит мне, что любить чёрный, это совсем не плачевно, что он сейчас в моде, что готика никогда не устареет, не увянет. Она внутренний dark эстет. Эстет, которого тянет к прекрасным мемориальным кладбищам, холодным скульптурам, к чешуйчатым, шершавокрылым, пресмыкающимся, к смерти и костям.
-Ибо нет на свете ничего прекрасней конца...
И вот она отсаживается, сжимая холодными пальцами небольшой томик с поэзией Блока, а на её место приходит та, другая, холодная и томная, словно лёд. Она закидывает ногу на ногу, а её багровая шевелюра горит огнём на фоне всего того, что ещё пока называется моим внутренним миром.
- Люби мужчин, - говорит мне она и как можно соблазнительней выдыхает в пространство струйку белого, клубящегося дыма.
- Люби мужчин так, чтобы они знали своё место и никогда даже не подумывали посягнуть на тебя. Люби их так, чтобы они никогда не знали об этом, никогда даже не догадывались. Люби их плотски, отстранёно и страстно, а потом уходи, оставляя их томиться в дураках, истекающих горечью разлуки и сладкой мучительной истомою.
- Зачем? Да, и... Я так не умею... - спрашиваю я, а она не отвечает, потягиваясь в кресле, словно кошка и до щёлок сужая свои прекрасные, миндалевидные глаза.
- Вот ещё глупости!
В кресло влетает третья, выталкивая ту, другую, с пригретого местечка. Разваливается по-пацански, раскидывает руки, ноги, ругается матом, просит выдать ей камуфляжную форму и пару тройку ножей, для чего, не ясно, но всё равно просит.
- Спорт, спорт и ещё раз, спорт! - голосит она: Это всё, что тебе, дорогая моя, нужно! Палатки, походы, путешествия! Борьба! Не на жизнь, а на смерть! Где море риска! Море адреналина! Море приключений и ты в их эпицентре! Посмотри, ты совсем размякла! Сдалась под гнётом окружающих и совсем забыла, что воспитывали тебя со сталью в груди! Тебе нужна взбучка! Армия, прыжок с парашютом или ещё чего лучше - курс экстремального выживания в тайге!
Я смотрю на неё, молча, изучая повадки и думаю: неужели и это я? Она ловит мой взгляд, плюётся, потуже затягивает на военных штанах ремень, а затем безнадёжно качает головой и уходит. Куда - то далеко. В самые недры мира, в котором и существуют те самые скалы, оружие и военные сапоги. Её сменяет мужчина. Мужчина без лица, без имени, без истории. Живущий здесь с одной лишь целью, сделать грубыми женские руки в тот час, когда полагаться, кроме как на себя, больше не на кого. Он мягким, спокойным тембром объясняет мне, что я всё смогу. Что знавал он женщин, которые без проблем и в одиночку строили огромные дома. Объясняет, что завести бензопилу и газонокосилку это не исконно мужицкое дело и что вечерний футбол с пивом или играми на плейстейшн, это совсем не означает, что со мной что - то не так. И я верю ему, киваю, сама автоматически берусь за топор и вот готовлюсь уже идти, прорубать дорогу в этот заросший, заиндевелый, словно вековые дубы, мир, как шлепок от звонкой пощёчины заставляет меня прийти в себя.
- Опущение матки и тяжёлое вынашивание! Вот, что тебе грозит, если будешь таскать мешки с цементом! Полагаться на себя, хорошо, но делать непосильную работу!? Сможешь ли ты? Прошу, одумайся! Ради будущих детей! Ты, ведь, хочешь детей? Хочешь?
- Хочу... - тихо вырывается у меня и ручка от топора сама собой выскальзывает из рук. Она одобрительно кивает, поправляет подол своего прелестного, деревенского, всего расшитого славянскими узорами, костюма и нелепо плюхается в кресло, заплетая при этом тугую, русую косу. Она вся дышит первородным началом. Тем, что в реальной жизни зовётся природой, настоящей заботой и теплом. По будням разбирает засушенные травы на подоконниках, а в выходные топит баню и печёт пироги. Я смотрю на неё и вижу, как где - то далеко, в глубине леса, на опушке, во мхах и ухабинах, утопает маленькая избушка, вся насквозь пропитанная семейным счастьем и уютом. Всем тем, о чём мне когда - то рассказывала моя старая, вековая бабушка. И внезапно, перегоняя мои мысли и ощущения, она меняется в лице и рыжеет цветом поспевшей пшеницы. Отгоняет от меня всё, накопившееся до этого, напряжение.
- Почему ты слушаешь всё то, что они говорят? - смеётся она и ставит передо мной на стол прозрачную чашку ароматного чая с чабрецом.
- Почему обязательно нужно делать всё именно так, как они скажут? Почему ты думаешь, что не сможешь успеть всего? Ведь стоит тебе всего лишь захотеть... Захотеть так сильно, чтобы сама Вселенная осторожно преклонила голову над тобой и благословила! Благословила на волшебство... Просто колдуй, дорогая. Ведь, ты знаешь... Ты умеешь колдовать...
Она рассыпает передо мной чёрные капельки яшмы, с выцарапанными на них далёкими и мало кому понятными рунами, раскладывает Таро, зажигает свечи и что - то отчаянно шепчет. Продолжительно и безмолвно. Шепчет где - то внутри. И с её голосом, смешиваются сотни разных, иных голосов, предрекающих меня, просящих, наставляющих. Они гудят, ломаются, трещат по швам, а потом умолкают.
И остаюсь только я.
С фотоаппаратом в руках и листами бумаги, на которых разными почерками, в разных углах, написана такая разная и никому не понятная жизнь.
Моя и их.
Других.
Тех, кто пребывает внутри меня.


Категории: |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Путь маленькой женщины., |Я., |Философия
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 1 ноября 2015 г.
' 77 | New life.| Амели Мур. 13:25:04
Странно осознавать, что твоя жизнь может поменяться настолько катастрофически и внезапно.

Я жива.

Именно... И те люди, без которых существование казалось невыносимым, теперь томно расплываются в прошлом, как один большой, плохой и затяжной сон. А на их место приходит новое счастье, ещё более опьяняющее и ещё более желанное. И после того, как ещё совсем недавно ты, казалось бы, заново училась дышать, теперь же свои внутренние тараканы ты воспринимаешь, как должное и веришь, что рано или поздно возмездие будет рубить головы существующих за все их проказы и поступки. Даже не веришь... Лишь знаешь. И от этого понимая простых, должных вещей, твоё сердце успокаивается и отпускает, начиная жизнь с нового листа.
Так случилось и у меня.
Новые люди, новая любовь, новые приключения и уверенность в том, что, да, трудности будут, но в конце концов все закончится хорошо, как в той старой сказке про несчастную принцессу, навеки запертую в башне. Дракон пал побеждённым, а она уехала в прекрасные, далёкие дали со своим принцем, которого так давно ждала и жаждала встретить.
Да, именно так... Главное, это точно понимать и видеть различие между прекрасным принцем и злым драконом. Тогда все сразу встаёт на свои места и слепая любовь исчезает, уступая место лишь жалости к злым существам, которые из - за своего несчастья гадят другим. Правильно поступить в таких ситуациях, значит: простить и отпустить. Как зло и желание мстить из своего сердца, так и тех людей, которые по смыслу своего существования напоминают жестоких, огнедышащих драконов из обыкновенной сказки.
Главное, это вовремя увидеть разницу и понять её.
Главное, не уподобляться им.
Главное, не разучиться любить и жить, когда они довольно дерут тебя своими кривыми когтями.
Это главное.
Никогда не теряйте надежду в лучшее.
И прощайте.
Да-да, именно... Прощайте.)


Амели.


Категории: |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Мои сны., |Путь маленькой женщины., |Я., |Философия, |Постепенно.
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 18 марта 2015 г.
' 76 |Memory.| Амели Мур. 19:23:39
Мать, а мать...
Доживи.
И все у тебя будет хорошо.
Верь в лучшее, ведь все мысли материальны.
Верь...


Категории: |Memories, |Магдалена, |Путь маленькой женщины., |Я.
Прoкoммeнтировaть
вторник, 17 марта 2015 г.
' 75 |Tarot cards.| Амели Мур. 09:09:03
Прекрати...

Амелия, прекрати терпеть и ждать. Ты возвращаешься в Сайлент Хилл снова и снова, но пора дать ему потухнуть и идти дальше, создать новый мир и быть счастливой с Авелем. Ты должна смериться. Ты должна уйти.
Как долго ты думаешь об этом? День? Два? Тысячелетие? Век? Твоя тёмная сторона уже давно потеряла покой и каждый день ты, как Феникс, сжигаешь себя, а потом пробуешь возродить свою уставшую душу из пепла.
Ты устала.
Ты не хочешь больше.
Но, почему же ты тогда идёшь дальше? Почему все ещё надеешься и пытаешься до конца разогреть в себе хотя бы искорку того Сайлент Хилла, который так часто пытал огнём и падал пеплом? Почему ты никак не можешь принять тот факт, что никогда ничего не измениться? Что никогда больше не станет все, как прежде? Что, если ты продолжишь, то обретёшь себя на Ад? Почему, Амелия? Почему...

Выпотроши меня.

Да, сделай это до конца, умоляю, прошу... Вырви моё сердце до конца, чтобы я больше ничего не смогла ощутить. Что бы, когда ты не будешь со мной больше, мне было наплевать.

Выпотроши меня.

Я не боюсь этого слова. Это лучше, нежели каждый день переживать то, что я переживаю! Это лучше, чем ночами задыхаться! Это лучше, чем видеть, как я нужна тебе только на время. Как тебе нужно моё тело, но не я. Видеть, как ты пользуешься мной...

Я хочу больше никогда не любить тебя. Убей меня. Убей во мне все, что ты когда - то породил. Всю любовь, желание заботиться, быть рядом, быть верной... Я каждый день задаю себе один и тот же вопрос: чем я хуже тех, с кем каждый день ты общаешься? Чем я хуже тех, с которыми тебе приятно и не стыдно общаться?
Как же тебе не стыдно... Ты возомнил из себя невесть кого. Ты шляешься, как последний бабник по клубам, выпендриваешься, показываешь всем, какой ты крутой и офигенный, заигрываешь с другими женщинами, строишь из себя мажора, пока та единственная, которая хочет быть с тобой, терпеливо ЖДЁТ ТЕБЯ ДОМА!!!
Как же... Тебе... Не стыдно... И она не заслужила тем самым ни комплимента, ни доброго слова, ни ласки, ни любви? ТА, КОТОРОЙ НЕ НУЖНО ОТ ТЕБЯ НИКАКИХ ДОРОГУЩИХ ПОДАРКОВ!!! ТА, КОТОРАЯ ТЕРПИТ ТВОЁ ХАМСТВО И ГРУБОСТЬ! Та, которая готова жизнь за тебя свою отдать и разделить с тобой всё! Та, которая была с тобой с самого начала, пока ты ещё не стал таким петухом... Я была с тобой с самого начала... Хотя и не все всегда было гладко. Я старалась, но я, черт побери, женщина...
"-Смотря, что ты мне можешь дать, как женщина, как человек."
Я уже все отдала. Отдала абсолютно все, не требуя НИ - ЧЕ - ГО в замен. А ты скупишься на простые тёплые слова, ты на ласку скупишься, зато щедр на оскорбления и хамство. Мужчина... Так по твоему себя должны вести мужчины? У тебя герои Костян из "меча", тебе Пореченков, как актёр нравится, все военные, защитники слабых, сильные и мужественные, вызывают у тебя симпатию. Но ты сам не похож на них. Они не обижают женщин, они не доставляют так много боли, сколько доставил ты мне. Три месяца? Да, я тогда три месяца была не права. И я искупила свою вину. Но два года... Почти два года... На сколько же нужно быть жестоким, чтобы такое творить.

Я найду в себе силы. Найду. Найду чтобы уйти. И тогда я не вернусь никогда. Я не прощу тебя больше. Потому что в каждом есть предел боли. Боли и страданий.


Амели.


Категории: |Для друга., |Магдалена, |Путь маленькой женщины., |Я люблю тебя., |Я.
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 22 июня 2014 г.
`72 | Не святая, а дура... | Амели Мур. 10:30:36
Давай, мы не будем ненавидеть друг друга... Давай, если даже и не будет больше шанса на возвращение, ты не будешь делать мне больно? Давай, ты не будешь таким жестоким? Ты знаешь, что я никогда не смогу возненавидеть тебя. Да, боль и злость от твоих слов часто сдавливают мне горло, но я... Я не способна оскорбить тебя в ответ. Я не способна более сказать то, что может так больно задеть тебя за живое. Я больше не такая, какой была раньше... Я больше никогда не причиню тебе боль... Пусть даже ты будешь убивать меня, ненавидеть, будешь унижать и мазать лицом по грязи. Я буду молчать... Я не скажу ни слова тебе в ответ и всё стерплю. А знаешь, почему? Потому что любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестаёт, хотя и пророчества прекратятся, и знание упразднится. Да, именно так. Именно так я люблю тебя... Чтобы ты не говорил и не сделал, ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью. И я всегда буду на твоей стороне. Даже если все бросят тебя, даже если весь мир будет против тебя, я всегда буду на твоей стороне. И мне наплевать, что ты больше всего на свете желаешь избавиться от меня. Мне наплевать, что скажут другие. Мне наплевать, что ты выбросил меня, как ненужную вещь. У меня нет гордости? Я подстилка? Я слабая? Пусть так. Я часто видела среди тех лиц, кто бросал в меня камни, лица родных мне людей. Я часто получала нож в спину, но я жива. У меня много шрамов, но я всё ещё жива. И именно поэтому, когда ты очередной раз бросишь в меня камень, я соберу все последние силы в кулак, снова встану и пойду за тобой. Ибо ты всё, что есть у меня. Нет, Бог не видит и не даст мне парня, более достойного, чем ты. А всё потому что Бога нет. Есть Кастиэль, но он очень занят своими делами и у него абсолютно нет времени на то, чтобы выправлять сопли, какой - то помешавшейся от горя, идиотки. Знаешь, а я стала больше петь... Мне кажется, что когда я пою, то весь жар, который лавою кипит у меня внутри, выходит наружу. От этого мне становиться легче... Я буду дальше петь, заниматься спортом, чтобы только не чувствовать этой боли. Прости меня за то, что я так сильно влюбилась в тебя. Я знаю, что тебе противно только от одной этой мысли. Ведь в тебя влюбилась глава аутсайдеров. Лохушка, лицемерка и лгунья... Но, знаешь... Я умею любить... И верить до последнего... И...
Ждать...

­­


Категории: |Для друга., |Путь маленькой женщины., |Я., |Я люблю тебя., |Магдалена
вторник, 11 марта 2014 г.
`68 | Black roses in the garden of my heart ... | Амели Мур. 15:34:14
Быть сильной ужасно тяжело.

Это значит, ничего не замечать и терпеть. Это значит, при любых обстоятельствах ползти к цели. Это значит, не пытаться отречься от того, что было и мириться с этим. Это значит, многое пережить.
Это значит, держать себя в постоянной форме, прямой осанке. Это значит не упускать манеры и тон. Это значит не пускать слезу и не быть сентиментальной, а быть холодной, как лёд. Быть сильной это улыбаться даже тогда, когда в душе происходит распятие.
Быть сильной это значит быть одинокой.
И не потому, что там кто - то не понимает твоего мнения или не разделяет твоих убеждений. Это абсолютно не значит, что у тебя не может быть "друзей" или знакомых, которые позовут тебя на корпоратив или очередную пьянку. Быть одинокой можно по - разному. В основном это состояние души...
Одиночество - это когда в холодные зимние вечера, стоя у замерзшего окна, вся укутанная в плед, ты сама себя обнимаешь за плечи, пытаясь хоть как - то согреться. Одиночество - это когда ты улыбаешься и плачешь, смотря в глаза коту, с которым ты пытаешься поговорить. Одиночество - это когда в огромной шумной компании ты в основном молчишь, а спустя некоторое время незаметно выскальзываешь из - за стола, одеваешься и уходишь. И ты знаешь, что никто тебя не остановит, схватив за руку, и не вернёт назад тогда, когда ты в очередной раз захочешь уйти. Никто не заставит тебя смеяться и не вытащит тебя из дома на пикник в безлюдные места. Возле тебя может крутиться толпа разных мужчин, жадно раздевая глазами и пытаясь завладеть не только твоим телом, но и имуществом, душой. Но стоит тебе дать им лишь слабинку, впустить в свою душу хотя бы немного весны, как они стаей воронов растерзают твои чувства до костей и убегут, трусливо поджимая хвосты. Никто не останется с тобой разделить твою боль. Никто не захочет слушать её. Именно поэтому лучше молчать. Именно поэтому до дрожи в руках сдерживать себя настоящую, свои внутренние порывы женской любви, заботы и доброты. Тебя, Амели, никогда не полюбят такой... Безотказной, способной жертвовать всем, верной и... Доброй... Ты ужасна в таком обличии... Ты ведь итак совершенно не похожа на других. Ты итак гаснешь, выдумываешь себе разные небылицы и почему - то всё ещё ждёшь чуда...
Прекрати ждать...
Оставь все надежды и двигайся только вперёд...
Даже если снег запорошит тебе лицо...
Только вперёд...
И не оглядывайся...

­­


Категории: |Я., |Путь маленькой женщины., |Ненормальная., |Не стерпимая боль., |Меняй и меняйся., |Магдалена
Прoкoммeнтировaть
среда, 12 февраля 2014 г.
`67 | Cogito ergo sum ... | Амели Мур. 10:38:37